Санкт-Петербург онлайн
Санкт-Петербург 1703

Краткая история Петербурга легенды мифы Петербурга 1703


16 мая основан Санкт-Петербург.

Заложена Петропавловская крепость.

А. Д. Меншиков назначен первым генерал-губернатором Петербурга.

Построен Домик Петра I.

Началось строительство морского порта.

 

16 мая на Заячьем острове в присутствии Петра I, как об этом рассказывают легенды, был основан Санкт-Петербург. Если верить фольклору, Петр I сам выкопал ров, в него опустили каменный ящик с золотым ковчегом, в котором находились мощи святого апостола Андрея Первозванного. Надпись на крышке ковчега гласила: «По воплощении Иисус Христове 1703 майя 16 основан царствующий град Санкт-Петербург великим государем царем и великим князем Петром Алексеевичем, самодержцем Всероссийским». Ящик прикрыли дерном, после чего царь провозгласил: «Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа, аминь. Основан царствующий град Санкт-Петербург». В это время, как утверждает легенда, с высоты с «великим шумом» спустился и стал парить над островом орел.

 

В тот же день Петр I заложил Петропавловскую крепость. Под шум крыльев все того же орла царь вырезал два куска дерна, положил их крестообразно и, водрузив сверху деревянный крест, провозгласил: «Во имя Иисус Христове на сем месте будет церковь во имя верховных апостолов Петра и Павла». Затем он разметил, где должны быть ворота крепости, и, срубив две березы, воткнул их в землю, связав верхушки. И тут орел, «опустясь с высоты, сел на оных воротах»

 

24 мая было заложено первое здание Петербурга — Домик Петра I. По одной легенде, его построили солдаты за три дня. По другой — царь сам срубил свой дом. Еще по одной легенде, домик был перестроен из финской хижины. Этой нехитрой постройке Петр придавал огромное значение. Сохранилось предание, что царь однажды сказал: «От малой хижины возрастет город». К 2003 году Из-за отсутствия охраны ограда домика Петра I лишилась 69 стоек, креста, двух орлов. Уже у трех орлов оторваны или поломаны короны и выломаны ленты, пропали два фонаря. Вандалы выламывают из нее громадные куски и просто швыряют их на проезжую часть или в Неву. Орлов или их короны, по всей видимости, забирают домой в качестве сувениров. В образовавшиеся в ограде проемы может влезть кто угодно и продолжить ломать уже внутреннюю ограду или сам памятник".


1703 Троицкий мост

Кронверкский пролив
Длина без дамб: 74,7 м
Ширина: 10,5 м
Соединяет Заячий остров с Троицкой площадью

Главный вход в Петропавловскую крепость ведет со стороны Троицкой площади по мосту, который был построен в 1703 году и назван — Петровский. Деревянный мост, перекинутый через Кронверкский пролив, был старейшим в Санкт-Петербурге. Первоначально мост был наплавной и находился несколько ниже по течению, у Меньшикова бастиона. В 1706 году перестроен в свайный “в двух местах подъемный деревянный мост”.

В 1738 г. мост был перенесен против Иоанновских ворот, его береговые дамбы выполнены в виде каменных известняковых арок, средняя часть — деревянная. На протяжении XVIII - XIX вв. деревянные строения моста подновлялись без существенных изменений конструкции, в то время как прибрежные арочные проемы постепенно закладывались. Мост назывался Петровским до 1887 г., после чего был переименован в Иоанновский. В 1953 году мост был реконструирован. Работами руководили архитектор-реставратор А.Л. Рогач и инженер П.В. Баженов. Были поставлены новые фонари и реконструированы звенья решетки.

В декоративном убранстве части моста есть общие черты с решетками набережной Кронверкского пролива. Решетка другой части моста такая, как на рисунке — по верхней и нижней кромке проходят ажурные растительные орнаменты, ограниченные полуокружностями. Решетка представляет собой ромбы из пересекающихся стержней, в месте пересечения которых — овальные розетки. Стойки — ликторские свитки, увенчанные двусторонними боевыми топорами.


1703  "На берегу пустынных волн..."

В сознании абсолютного большинства горожан укрепилось мнение, будто территория Петербурга до основания города представляла собой болотистую, покрытую лесами, необжитую пустыню.

На самом же деле, только на территории исторического центра города существовало около 40 поселений, причем многие из них еще задолго до шведской оккупации принадлежали Новгороду. Крепости и церкви, дворцы и мануфактуры будующей столицы строились на уже обжитых местах.
На Васильевском острове располагался охотничий домик Делагарди, на месте Адмиралтейства — безымянное шведское поселение, в устье Фонтанки — деревня Каллила, впоследствии русифицированная в Калинку, на месте Инженерного замка — мыза майора Канау с ухоженным обширным садом, волею Петра превращенным в Летний сад, в районе Смольного — село Спасское.
Не подозревая о будущем, вели свое существование Сабирино и Одинцово, Кухарево и Максимово, Волково и Купчино...
  И только гигантский размах строительства и стремительность возникновения новой столицы породили легенду о пустыне на месте Санкт-Петербурга


1703 Елагин остров

В одну из майских ночей 1703 года отряд преображенцев делал рекогносцировку на островах дельты Невы. Осторожно шли русские солдаты по небольшому, крайнему к взморью островку. Послышался какой-то треск. Солдаты остановились, взяли ружья на приклад и стали всматриваться в зеленеющие кусты, стараясь разглядеть, где же притаились шведы. Вдруг из-за большого повалившегося дерева с рёвом поднялся большущий серый медведь. «Фу, ты, пропасть, — вырвалось у одного из солдат, — думали шведа увидеть, а на мишку напоролись. Значит, остров этот не шведский, а Мишкин».

Или Мишин. Или Михайлин. Эти названия и закреплены на картах 1703 года. Но остров был обжит задолго до основания Петербурга. На старинных шведских и финских картах отмечены рыбачьи поселения и ухоженные огороды. Остров имел название Мистула-саари (Медвежий остров). Возможно, это название было дано финскими охотниками, так же как названия других островов дельты Невы: Заячий, Лосиный (ныне Васильевский), Кошачий (ныне Канонерский), Вороний (ныне Аптекарский).
Первым хозяином Мишина острова был любимец Петра дипломат П. П. Шафиров. Затем им владели П. Я. Ягужинский, А. П. Мельгунов, Г. А. Потёмкин, каждый из которых пытался увековечить своё имя в названии острова. Но только обер-гофмейстеру императорского двора Ивану Перфильевичу Елагину, к которому остров перешёл в 1777 году, удалось это вполне и надолго.
Один из культурнейших людей своего времени, Елагин был известен своим богатством, тонким художественным вкусом и гостеприимством. При нём был разбит парк с регулярными и пейзажными участками, прорыты каналы и пруды с затейливыми очертаниями берегов, выстроены мостики и беседки, гроты и павильоны. У великосветского Петербурга остров пользовался неизменной популярностью. В 1816 году Елагин остров приобретается в казну и передаётся в пользование матери Александра I Марии Фёдоровне, чтобы она в летние месяцы могла быть вблизи своего сына, облюбовавшего для своей летней резиденции соседний Каменный остров. С этого времени начинается новая глава в истории острова.
К работе по благоустройству острова по высочайшему повелению привлекается известный паркостроитель Д. Буш и мало известный в Петербурге тех лет начинающий архитектор Карл Росси. Совместными усилиями эти два выдающихся художника создали блестящий садово-парковый ансамбль с великолепным дворцом, хозяйственными постройками, каждая из которых предстала неожиданным архитектурным шедевром, садовыми павильонами. Елагин остров стал первым градостроительным ансамблем, данным Росси в Петербурге, первым в ряду гениальных замыслов, изменивших и навсегда определивших впоследствии классический облик Северной Венеции.


1703 Легенда о основании города

16 мая 1703 года во время осмотра острова Ени-саари Петр, вдруг остановившись, вырезал 2 дерна, положил их крестообразно и сказал: «Здесь быть городу». Затем начал копать ров, в который поставили высеченный из камня ящик. Ящик покрыли каменной плитой с надписью: «От воплощения Иисуса Христа 1703 года мая 16, основан царствующий град Санкт-Петербург великим государем царем и великим князем Петром Алексеевичем». В это время в воздухе появился орел и стал парить над царем.
На месте закладки города Петр установил подобие ворот с перекладиной. Орел опустился и сел на перекладину. Петр взял его, посадил на руку и вошел в еще несуществующий город.

 
Военная весна 1703 года принесла, наконец, России долгожданную викторию. После ряда жестоких поражений, отброшенный на восток, увязая в болотах и теряясь в лесах, практически на одном энтузиазме да на фанатичной преданности горстки единомышленников Петр овладевает шведской крепостью Ниеншанц.
Однако Петр отказывается закрепиться в Ниеншанце, его выбор падает на Заячий остров (по-фински Ени-саари), так как он, даже и не укрепленный, представляет собой естественную преграду в устье Невы. На нем и была заложена крепость. Под ее защитой на соседнем Березовом острове возник город.


1703 На склоне Пулковских высот

Прогуливаясь однажды по склону Пулковской горы в окружении местных жителей, Пётр воскликнул шутя: «Пулкову не угрожает вода!» — на что старый чухонец возразил: его дед видел, как вода во время наводнения доходила до ветвей древнего дуба у подножия горы. Пётр сверкнул глазами, потребовал топор, сошёл к тому дубу и отсёк его ветви.

Петербург и наводнения... С первых днем существования Петербурга началось невиданное противостояние Человека и Стихии, Города и Воды. Вся жизнь города тик или иначе была пронизана этой беспримерной борьбой, в которой, в конце концов, порою ценой невероятных потерь человек выходил победителем. И вновь накапливал силы и опыт для очередной схватки.
Идея торжества человека над слепыми силами природы приникала в политику и экономику, быт и искусство. Герои клодтовской скульптурной группы на Аничковом мосту и Бронзовый Исполин, поправший издыхающего змея копытом вздыбившегося коня, бог моря Нептун, покровительствующий заведению флота в России в скульптурном декоре Биржи, исполинские олицетворения четырех русских рек у подножия Ростральных колонн... Всё призвано было иллюстрировать превосходство Человека над Стихией
Первое из наводнений, постигшее Петербург, случилось в августе, всего лишь через три месяца после основания города. Это было грозным, чуть ли не мистическим предупреждением, потому что в августе наводнений вообще не случается, а незначительные подъёмы воды крайне редки. И, несмотря на то, что уровень воды оказался чуть более двухсот сантиметров, социально-политический смысл августовского наводнения 1703 года оказался значительно большим, чем во время катастрофических наводнений 1777 (310 см), 1824 (410 см) или 1924 (369 см) годов. Именно тогда, в 1703 году, слепая и страшная сила воды была взята на вооружение противниками Петра в борьбе с прогрессивными преобразованиями. Зловещее заклинание «Петербургу быть пусту!» покоилось на фундаменте тайной надежды, что море во исполнение Божьей воли поглотит город Антихриста.
Пётр хорошо понимал, что каждая победа над стихией — это в то же время победа нового над старым. И в этой борьбе все средства хороши. Укрепление берегов и рытьё каналов, строительство каменных зданий и изобретение способов защиты от наводнений, личный пример и простодушная хитрость, укрепление веры в царскую (от Бога) власть и борьба с суевериями. В конечном счете, всё служило одной цели — укреплению веры в человеческое превосходство над стихией.


1703 Охта

Во время посещения кораблестроительной верфи на правом берегу Невы Пётр I, проходя по одной из улиц Матросской слободы, вдруг провалился чуть ли не по пояс в грязь. Возвратясь в Петербург и рассказывая об этом в кругу близких, он полушутя, полусерьёзно воскликнул: «Ох, та сторона надоела мне!» Фраза была подхвачена, а часть её превратилась в собственное имя целого района.

Предполагают, что «Охта» — это ижорско-финское слово, означающее «закат», «запад». Некоторые исследователи переводят название реки Охты как «Медвежья речка». Во всяком случае, история этого топонима насчитывает много больше времени, нежели история Петербурга. Охта — место, откуда начинался Петербург. История поселения восходит к стародавним временам, когда на древнем торговом пути «из варяг в греки» новгородцы выстроили один из двух сторожевых постов. Место оказалось удобным для обозрения и не затоплялось во время частых наводнений. Однако «в лето 6808 (1300-й год), — как свидетельствует Софийская летопись, — приидиша из Замория свей (шведы) в силе велице в реку Неву... и поставиша его твёрдостию несказанною... нарекоша его Венець земли (Ландскрона)».
В 1301 году сын Александра Невского Андрей отвоевал у шведов этот важный стратегический мыс. Только через два с половиной столетия в ходе Ливонской войны шведы вновь возвращают себе эти земли. На берегах Охты они возводят портовый город Ниен и крепость для его защиты - Ниеншанц.
В ночь с 30 апреля на 1 мая 1703 года русские войска под командованием генерал-адмирала Апраксина овладевают крепостью и до основания разрушают её. Первый камень в основание Петербурга можно было заложить здесь. Но место Петру не понравилось. «Мал, далёк от моря и не гораздо крепок от натуры», — записал он в своём «Журнале». Город был заложен на Заячьем острове, в устье Невы.
Первоначально петербургское строительство ориентировалось на запад. Но в 1711 году город перешагнул Фонтанку и устремился вверх по течению Невы на восток. Осваивалась Литейная часть, возникла Московская или Русская слобода, где в основном селились прибывшие наконец из Москвы родственники Петра и московская знать. Под руководством Александра Кикина строится Смольный двор, а в 1720 году появляются первые слободы и на Охте. Город вернулся к своему истоку. Но ещё долгих два столетия быт и строительство на Охте были отмечены чертами провинциальности и обособленности.
Только с вводом в строй Болышеохтинского моста жизнь на Охте заметно, активизировалась.


1703 Троицкий собор и Домик Петра I

   Петр, проходя по Петербургской стороне, срубил один ракитовый куст, а затем и второй, и на этом месте возник Троицкий собор и первый дворец Петра.

В конечном счете, все в этом городе так или иначе связано с именем Петра. Вот и возникновение этих первых двух зданий Петербурга — христианского храма и жилого дома, названного дворцом Петра, а затем просто Домиком Петра I, в народном сознании ассоциировались с личностью основателя города.

Собор заложили в память победы под Выборгом, но назвали в честь Святой Троицы, в день празднования которой был заложен Петербург. Здесь Петру был пожалован титул императора. Здесь объявлялись царские указы. На площади перед простым деревенским, крестообразным в плане срубом собора устраивались смотры, парады, гуляния и маскарады. На высоком шпиле собора, превращенном в колокольню, укрепили единственные в Росии часы, снятые с Сухаревой башни в Москве. Это был глубоко символичный акт. Время в России отсчитывалось теперь не по-московски.

За свою более чем двухсотвековую историю собор несколько раз горел. Его восстанавливали, раз от раза изменяя первоначальный облик. К середине 20-х годов прошлого века по мнению "отцов" города, он уже не представлял ни художественной, ни исторической ценности. И его постигла судьба многих памятников культового зодчества — в 1927 году собор разобрали.

Недалеко от Троицкого собора 28 мая 1703 года в будующем Петербурге справлялось первое новоселье в бревенчатой избе, в три дня построенной для Петра солдатами. Однако уже в летописях того времени эта крестьянская с виду изба на две светлицы с низкими потолками называлась "красными хоромами".

Мемориальное значение этой петербургской реликвии понималось уже в то время. Названный впоследствии, хотя и с большой буквы, но Домиком, он не лишился поистине царских почестей. В 1725 году, сразу после смерти Петра, Домик защитили "особенной постройкой". При Екатерине II Домик был покрыт каменным "чехлом". В 1844 году архитектор Р.И. Кузьмин заменил "чехол" новым, существующим до сих пор. В 1852 году Домик обнесли оградой и разбили вокруг него сквер. Наконец, в 1855 году перед входом в Домик был установлен бюст основателя города, выполненный по модели скульптора П.П. Забелло.


1703 Антихрист и его град

Господь, разгневанный на людей за их грехи и вероотступничество, отвернулся от чад своих. Воспользовавшись этим, на землю в образе Петра явился антихрист с градом своим, названным Петербургом. Свершилось древнее пророчество. Антихрист колеблет веру, посягает на освященные церковью традиции, разрушает храмы, поклоняется иноземцам. И так будет до тех пор, пока народ не укрепится в вере, не свергнет Антихриста, не сотрет с лица земли град его.

Извечные представления верующих о добре и зле, выраженные в близких и понятных евангельских образах Христа и Антихриста, в начале XVIII века в России подверглись такой проверке на прочность, которую далеко не все сумели выдержать. Общество разделилось на две неравные части. Наиболее передовая и прогрессивная часть во главе с Петром, преодолевая косность и консерватизм старомосковского боярства и купечества, круто изменила ход российской истории в сторону Европы. Их было абсолютное меньшинство. Но они были вооружены прогрессивными для своего времени идеями, неистребимой фанатичной верой в правоту своего дела, стремлением изучить и перенять европейскую науку, иноземный опыт.
Старообрядцы и недобитые стрельцы, родовитое боярство и тугодумное купечество, избравшие знаменем своей борьбы царевича Алексея, — ни те ни другие не брезговали в этой борьбе ничем, включая заговоры, убийства, сочинение нелепых слухов и правдоподобных легенд. Их распространяли священники в церквах, монахи в монастырях, юродивые и кликуши на кладбищах и базарах.
Представление о Петре как об Антихристе усилилось после указа царя о запрещении строительства каменных зданий, в том числе и церковных по всей России. Фундаменты церквей разбирались и переправлялись в новую столицу, что и послужило, в числе прочего, основанием для появления этой легенды.


1703 Город назван в честь основателя

Город Петербург назван в честь своего великого основателя Петра I

   Это убеждение можно было бы не считать легендой, а квалифицировать как обычное заблуждение, основанное на незнании фактов и совпадении имен, если бы не откровенное желание перербуржцев-петроградцев-ленинградцев видеть в изначальном названии своего города имя его создателя. От этого желания до мифотворчества оставался один шаг.
Петр первый родился 29 июня 1672 года в Петров день. И идея назвать какую-нибудь крепость в честь своего христианского патрона владела им задолго до основания Петербурга. Причем по замыслу Петра крепость эта должна была стать ключевой, открывающей России врата к морю, что соответствовало значению апостола Петра в христианстве.


1703 Финские легенды об основании Петербурга

Петербург не мог быть построен на таком топком, гибельном, проклятом Богом болоте известными в то время способами строительства. Он бы по просту утонул по частям. И поэтому его целиком возвели на небе и затем осторожно и тоже целиком опустили на землю.
Петербург строил богатырь на пучине. Построил первый дом своего города — пучина его поглотила. Богатырь строит второй дом — та же судьба. Богатырь не унывает, он строит третий дом, и третий дом съедает злая пучина. Тогда богатырь задумался, нахмурил свои черные брови, наморщил свой широкий лоб, а в черных больших глазах загорелись злые огоньки. Долго думал богатырь и придумал. Растопырил он свою богатырскую ладонь, построил на ней сразу свой город и опустил на пучину. Съесть целый город пучина не смогла, она должна была покориться, и город Петра остался цел.

А вот какую совершенную художественную форму приобрели эти легенды в рассказе старика в повести В. Одоевского "Саламандра": "Стали строить город, но что положат камень, то всосет болото; много уже камней навалили, скалу на скалу, бревно на бревно, но болото все в себя принимает и наверху земли одна топь остается. Между тем, царь состроил корабль, оглянулся, смотрит — нет еще города. "Ничего вы не умеете делать", — сказал он своим людям и с сим словом начал поднимать скалу на скалу и ковать на воздухе. Так выстроил он целый город и опустил на землю".
Действительно, вопреки пророчествам и предсказаниям, вопреки логике и здравому смыслу Петербург стремительно поднимался из "тьмы лесов и топи
блат". Небывалый размах строительства единодушно отмечали практически все иностранные дипломаты и путишественники. Правда, цена этой стремительности и размаха была чудовищно высока. По словам Ключевского, "едва ли найдется в военной истории побоище, которое вывело бы из строя больше бойцов, чем сколько легло рабочих в Петербурге и Кронштадте".
Цена человеческой жизни была ничтожно мала. Жесточайшие указы, которые заканчивались неизменными угрозами "о лишении живота", следовали один за другим. "Работных людей" на строительство Петербурга сгоняли со всех губерний Российского государства. Осушались болота и прорывались каналы. Спрямлмлись реки и прокладывались дороги. Укреплялись берега и возводились пристани. Город на планах и гравюрах XVIII века предстает вполне сложившейся городской структурой европейского уровня с размерами современного исторического центра от Смольного монастыря до устья Невы и от Сампсониевского собора на севере до Фонтанки на юге.
Все это позволило к 50-летию Петербурга издать блестящую серию гравюр по рисункам М.И. Махаева "План столичного города Санкт-Петербурга с изображением знатнейшего оного проспектов, изданных трудами императорской Академии наук в Санкт-Петербурге", предназначенную в первую очередь для рассылки в подарок за моря "господам послам и посланникам... и в королевские тамошние библиотеки". Слава Петербурга росла. Росла его популярность. Одновременно росло восхищение городом, восхищение, пришедшее на смену изумленному непониманию первых лет, бесспорное свидетельство о котором сохранилось в этих красивых романтических легендах о Петербурге.

 

"Легенды и мифы Санкт-Петербурга"
Н.А. Синдаловский


1703 Письмо солдата Петропавловской крепости

Я, солдат Семеновского полка, был призван по рекрутскому набору в 1701 году. В ту пору шла война со шведами. Первой бой я принял во время взятия крепости Нотебург. Крепким оказался сей орех. Чтобы установить полный контроль над землями по течению Невы, надо было овладеть еще одной крепостью - Ниеншанц. После артиллери-стского обстрела крепость почти сразу сдалась. Ниеншанц не мог служить достаточной защитой от попыток шведов снова овладеть Невой. Крепость эта была невелика, стояла в неудобном месте. И повелел его царское величество на Заячьем острове новую крепость построить и назвать ее Петропавловской. Петропавловскую крепость заложили 16 мая 1703 года. Остров этот обратил на себя внимание царя- батюшки еще до взятия Ниеншанца, когда изволил осматривать близ к морю удобное место для здания новой фортеции и потом, в скором времени, изволил обыскать единый остров зело удобный положением места. Государь и его сподвижники оценили стратегическое положение этого острова, учтя, что крепость, сооруженная на нем, жерлами своих орудий будет запирать вход шведскому флоту в пределы невского побережья со стороны Большой Невы, Малой Невы и Большой Невки. Воинский совет учел, что подступы к крепости с суши со стороны Березового острова из-за непроходимых болот были почти недоступны шведской пехоте. Кроме того, учитывалось, что размеры острова вполне позволяли соорудить на нем крепость так, что лишней земли не оставалось, а остров вокруг себя глубину имеет. Крепость была земляной и представляла собой вытянутый вдоль острова шестиугольник с бастионами и куртинами по периметру. Возводилась она по рисунку самого Петра I. Крепость закладывалась, а война со шведами продолжалась. Уже к концу июня она была полностью готова и вооружена. Ценой жизни и здоровья солдат и работных людей крепость действительно строилась быстро. Здесь на Севере мы жили в шалашах на болотистом острове, выкорчевывали лес, который покрывал берега Невы, осушали болота. Страдали мы от непосильного труда. Недоедание, отсутствие жилищ унесли множество жизней моих товарищей. Работа на этой стройке прирав-нивалась к каторге. По недостатку землекопных орудий, инструментов большую часть работ мы проводили голыми руками, и вырытую землю носили на себе в мешках или даже в полах платья. Осенью 1703 года уже приступили к установке орудий на земляных бастионах крепости. Жерла 300 пушек преградили вход шведскому флоту в пределы отвоеванной территории. По 52 пушки было установлено на Нарышкинском и Трубецком бастионах, 58 пушек - на Царском бастионе, который держал под прицелом вход в Неву. Крепость строилась так поспешно, что, может быть, это повлияло на дальнейший ход войны в Приневье. Среди нас, строителей крепости, ходила легенда, которая рассказывает, что шведы, дойдя летом 1703 года до Каменного острова, послали своих лазутчиков в строящийся Петербург. Те вскоре вернулись и в один голос сказали, что нужно повернуть обратно. "Атаковывать беспо-лезно, - заявили они, - там уже крепость". Я и большинство моих товарищей понимали, что овладение бассейном Невы и строительство крепости означало для России выход к морю. А с другой стороны, работы велись в очень короткие сроки и в неимоверно тяжелых условиях труда. Это частенько вызывало ропот солдат. Я считаю, что основное назначение, защиту строящегося города от на-падения неприятеля, крепость выполнила.


Ex Abrupto

Почетная и известная редакция газеты "***",

Спешу поведать вам о происходящих военных действиях. Заранее извиняюсь за корявый почерк, ибо писать приходится на ходу, а это не те условия, в которых было создано множество предыдущих моих отчетов, которые вы напечатали. Вы, конечно же, спросите, что случилось? Но обо всем по порядку. Корабль, на котором я, как вы, наверно, уже знаете, служу офицером, около недели назад (в этой чертовой глуши я потерял счет времени) патрулировал прибрежные воды. Нам было приказано пройти несколько миль вверх по Неве по направлению к Ниеншанцу, так как за сутки до нас туда направлялся торговый караван, и нам нужно было проверить, все ли прошло хорошо, хотя в этом не было необходимости: торговые корабли сопровождались группой военных парусников. Были ранние сумерки. Лето уже заканчивалось, но было ещё тепло. Первый помощник изредка просыпался, кричал что-то невнятное и опять засыпал. На палубе снова воцарялась тишина, и я в этой романтической обстановке смотрел на звездное небо и придумывал текст для своего будущего письма. Никто не ожидал нападения, да и откуда было его ждать: корабли здесь редкие гости, а крепостей тут вообще нет.Вдруг откуда ни возьмись прогремел гром, и нас сильно тряхнуло. Я оглянулся, две мачты упали, почти все матросы, которые были на палубе, были убиты, в том числе первый помощник. Меня спасло то, что я стоял на корме у борта, и меня не задело. Я в отчаянии рванулся вперед, из кают высыпали матросы. Остановившись посередине, я всмотрелся в горизонт. В очередной вспышке от выстрелов пушек (то, что сначала показалось громом) я на мгновение увидел крепость. Она стояла на острове, высокая, с острым шпилем, а главное, необычайно красивая. От очередного попадания я потерял сознание, но быстро очнулся, и оказалось, что я в Неве (меня взрывом выкинуло за борт). Я в изумлении наблюдал, как корабль опускается на дно, добрая половина была разнесена в щепки: видимо, попали в пороховой склад. Увидев ещё одну вспышку пушек, я в отчаянии поплыл к берегу. Вода была теплая, и мне удалось добраться до суши. Там оказалось, что не мне одному удалось спастись. Всего нас было четверо. Приняв решение отойти от реки и разжечь костер

(у одного солдата были спички, завернутые в пергамент), мы молча удалялись от места гибели нашей команды.
Никогда я не забуду ту ночь. Эта странная крепость, появившаяся будто ниоткуда. Она простреливала весь фарватер, видимо, наша участь постигла и торговый караван. Да наверно, теперь никто не пройдет мимо крепости. Так что советую передать правительству эту информацию, так как она очень важна.

С наилучшими пожеланиями ваш А.П.Г.

 

P.S. Ещё не знаю, как отправлю я это письмо в газету, так как до сих пор мы ещё не сумели найти выход из этих лесов.

 

От издателя

Этому письму так и не суждено было дойти до места назначения. Но до сих пор оно хранится в одном из финских музеев, и на табличке около него написано: "Письмо шведского офицера в газету, найдено на его теле в прибрежных лесах".

| | |

| | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | |


просмотров: 2553
Ozon.travel
Search All Amazon* UK* DE* FR* JP* CA* CN* IT* ES* IN* BR* MX
Search All Ebay* AU* AT* BE* CA* FR* DE* IN* IE* IT* MY* NL* PL* SG* ES* CH* UK*
Old Russia Postcard St Peterburg С.Петербург Зимний Дворец

$3.99
End Date: Sunday Sep-23-2018 8:22:02 PDT
Buy It Now for only: $3.99
|
Russia Lenin in St. Петербург Petersburg SPB 1957 postcard with imprinted stamp

$6.99
End Date: Sunday Sep-23-2018 8:03:11 PDT
Buy It Now for only: $6.99
|
Russia St. Петербург Petersburg SPB Leningrad Composer Glinka Cover Petrozavodsk

$15.00 (0 Bids)
End Date: Monday Sep-24-2018 21:31:38 PDT
|
Old Russia Postcard St.Peterburg Храм Воскресения Христа Спасителя С-Петербург

$15.00
End Date: Wednesday Oct-10-2018 19:27:20 PDT
Buy It Now for only: $15.00
|
AeroArt St Petersburg Collection 5187 Soldier Minature Model 54 mm

$150.00 (0 Bids)
End Date: Tuesday Sep-25-2018 19:01:39 PDT
|
AeroArt St Petersburg Collection 2014 Horse & Soldier Minature Model 54 mm

$150.00 (1 Bid)
End Date: Tuesday Sep-25-2018 19:06:38 PDT
|
AeroArt St Petersburg Collection ME16 Horse & Soldier Minature Model 54 mm

$169.50 (7 Bids)
End Date: Tuesday Sep-25-2018 19:08:36 PDT
|
AeroArt St Petersburg Collection ME28 Soldier Minature Model 54 mm

$150.00 (1 Bid)
End Date: Tuesday Sep-25-2018 19:03:35 PDT
|
Search Results from «Озон» История Санкт-Петербурга
 
Вячеслав Недошивин Прогулки по Серебряному веку. Санкт-Петербург
Прогулки по Серебряному веку. Санкт-Петербург
Книга Вячеслава Недошивина воссоздает вольную, загадочную атмосферу великолепного и незабываемого Серебряного века. События, о которых повествуется, имеют конкретные адреса - улицы и дома Петербурга, где легенды русской поэзии: Блок, Есенин, Мандельштам, Хлебников, Ахматова, Гумилев, Волошин, Ходасевич, Кузмин, Северянин - жили, встречались, писали стихи, дружили, ссорились, влюблялись и даже, случалось, вызывали друг друга на дуэль... Снабженное указателем адресов, издание "Прогулки по Серебряному веку" может служить литературным путеводителем по Санкт-Петербургу....

Цена:
509 руб

Василий Стасов
Василий Стасов
Книга посвящена творчеству замечательного русского зодчего, который своими постройками завершил период классицизма в русской архитектуре. По проектам В.П. Стасова в Петербурге возведены здания Павловских казарм, Троицкого и Спасо-Преображенского соборов, многочисленные общественные и жилые сооружения, Нарвские и Московские триумфальные ворота. Значительна роль архитектора в застройке пригородов Петербурга - Ораниенбаума, Царского Села и Петергофа....

Цена:
122 руб

Румянцев в Петербурге
Румянцев в Петербурге
Книга рассказывает о предшественнике А.В.Суворова - выдающемся русском полководце П.А.Румянцеве-Задунайском, раскрывает высокую гражданственность и патриотизм полководца, военная и государственная деятельность которого была тесно связана с Петербургом.
Книга предназначается широкому кругу читателей, может служить и путеводителем....

Цена:
84 руб

Город Пушкин. Дворцы и парки
Город Пушкин. Дворцы и парки
Город Пушкин, бывшее Царское Село, где прошла юность великого поэта, прославлен на весь мир своими грандиозными парками, великолепными дворцами, скульптурными памятниками. В создании дворцово-парковых ансамблей Царского Села принимали участие крупнейшие архитекторы - Растрелли, Чевакинский, Камерон, Кваренги и другие.
В предлагаемой читателям книге автор освещает историю возникновения и развития этого уникального художественного комплекса....

Цена:
229 руб

Памятники истории и культуры Петербурга. Выпуск 6
Памятники истории и культуры Петербурга. Выпуск 6
В состав сборника включены оригинальные исследования и публикации о памятниках архитектуры и истории. Статьи подготовлены сотрудниками Комитета ГИОП и членами Научного совета Санкт-Петербурга по вопросам охраны историко-культурного наследия. Многие материалы публикуются впервые.

Издание адресовано как специалистам, так и широкому кругу читателей....

Цена:
749 руб

Генрих фон Реймерс Санкт-Петербург в конце своего первого столетия Sankt-Petersburg am Ende seines ersten Jahrhunderts, historisch topographisch beschrieber
Санкт-Петербург в конце своего первого столетия
Генрих Крисгоф (Кристиан) фон Реймерс - плодовитый писатель своего времени, но как историк малоизвестный. Его книга "Санкт-Петербург в конце своего первого столетия" оказалась единственной, отметившей первый большой юбилей города. Напечатана она была в 1805 г. на немецком языке.
На русский язык переведена впервые.
Повествование в ней построено по хронологии царствований - от основателя города - Петра Великого до эпохи правления Александра I. Книга состоит из двух томов и снабжена подробными планами Петербурга. Она содержит уникальные сведения, малоизвестные даже историкам города. Еще одно достоинство книги - полный перечень печатных источников о Петербурге тех лет.

Для широкого круга читателей и историков города....

Цена:
849 руб

 Аксонометрический план Санкт-Петербурга 1765-1773 гг. (комплект из 2 книг)
Аксонометрический план Санкт-Петербурга 1765-1773 гг. (комплект из 2 книг)
Планы Санкт-Петербурга представляют исключительный интерес, они дают полное представление о его создании, о постепенном изменении его границ и внешнего облика на протяжении веков. Бесценным памятником мировой истории и культуры является Аксонометрический план Санкт-Петербурга 1765-1773 гг., вошедший в историю по именам его создателей - "План П. де Сент-Илер, И.Соколова, А.Горихвостова". Это уникальное произведение отечественной картографии XVIII в., не имеющее аналогов в мире. План стал единственной в своем роде попыткой зафиксировать в форме аксонометрии облик столицы России в целом, т.е. в том виде, в каком город сложился к середине 60-х гг. XVIII в.

К комплекту прилагается подробные аксонометрические планы Адмиралтейской стороны и Васильевского острова....

Цена:
5990 руб

Г. П. Райков, Ю. Ю. Черемская Монастыри Санкт-Петербургской епархии. Путеводитель. Том 1
Монастыри Санкт-Петербургской епархии. Путеводитель. Том 1
В данном томе путеводителя рассказывается о двенадцати монастырях:
Тихвинском Богородичном Успенском монастыре,
Череменецком Иоанно-Богословском монастыре,
Свято-Троице-Сергиева Приморской пустыне,
Воскресенском Новодевичим женском монастыре,
Свято-Троицкой Александро-Невской Лавре,
Рождество-Богородичном Коневском мужском монастыре,
Свято-Троицком Александро-Свирском мужском монастыре,
Введенно-Оятском женском монастыре,
Покрово-Тервиническом женском монастыре,
Старо-Ладожском Никольском мужском монастыре,
Старо-Ладожском Успенском женском монастыре,
Свято-Троицком Зеленецком мужском монастыре....

Цена:
319 руб

Пушкин. Альбом
Пушкин. Альбом
Альбом знакомит читателей с одним из замечательных пригородов Ленинграда - городом Пушкином, с историей создания дворцов-музеев, с их экспозицией.
Один из разделов альбома рассказывает о местах, связанных с пребыванием А.С.Пушкина и Царском Селе, впоследствии названном именем великого русского поэта....

Цена:
126 руб

Аркадий Векслер, Тамара Крашенинникова Такая удивительная Лиговка
Такая удивительная Лиговка
Лиговский проспект - одна из старейших и наиболее протяженных магистралей Санкт-Петербурга. Сменивший много названий, он в конце концов обрел нынешнее и стал зваться в народе Лиговкой.
Вы узнаете историю Лиговки - необычайно интересной улицы, которая благодаря своей длине оказалась одной из наименее изученных улиц Северной столицы. Авторы подробно поведают о каждом строении: что находилось в нем и каких людей оно успело повидать.

Книга снабжена богатым иллюстративным материалом: старинными и современными фотографиями, картинами, портретами и картами....

Цена:
739 руб



2003 Copyright © Санкт-Петербург Peterlife.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт. Партнёрская программа.
Угостить администратора сайта, чашечкой кофе *https://paypal.me/peterlife
  Яндекс цитирования