Санкт-Петербург онлайн
АНСАМБЛЬ ИЗ ТРЕХ ОБЫВАТЕЛЬСКИХ ДОМОВ, Крюков канал

АНСАМБЛЬ ИЗ ТРЕХ ОБЫВАТЕЛЬСКИХ ДОМОВ

Петербургские дома, эти безмолвные свидетели людских судеб, помогают сделать более зримыми и запоминающимися, конкретными и понятными вехи истории и культуры нашего Отечества. Они становятся добрыми помощниками, рассказывающими не только о тех, кто возводил те или иные здания, но и о тех, кто в них жил. Причем это относится не только к всемирно известным памятникам архитектуры, но и к обычным жилым домам, часто небрежно называемым «рядовой застройкой». Ведь душа города живет не только в знаменитых дворцах и музеях, но порой и в доходных домах, хотя не все имена их обитателей донесла до нас история, ибо далеко не все из них в равной мере были интересны для нее. Она чувствуется иногда в каком-нибудь невзрачном проходном дворе, в старом флигеле или на запущенной и ободранной лестнице, знавшей в прошлом иные времена… Лишенные особой оригинальности и украшений, обывательские дома могут о многом рассказать, даже если они выглядят лишь своеобразным фоном для соседних строений-шедевров.



Панорама набережной Крюкова канала. Дома № 7, 9, 11. 2006 г.



Дом № 7. 2006 г


Это, в частности, относится и к ансамблю из трех домов, расположенных на правом берегу Крюкова канала, на отрезке его набережной от Торгового до Кашина моста.

Пятиэтажный дом № 7, с которого начинается Торговая улица (ныне Союза Печатников), сохранил до наших дней облик, который ему придали при перестройке в 1874 году столичные архитекторы М. А. Канилле и А. Г. Вейденбаум. Фасад здания украшен рустовкой, рельефами, изящными балконами, полукруглыми и многогранными эркерами. Оно естественно вписалось в живописную набережную Крюкова канала и прекрасно сочетается со своим «визави» на левом берегу старинной протоки.



«Горе от ума». Сцена из спектакля. П. А. Каратыгин в роли Загорецкого и И. И. Сосницкий в роли Репетилова. 1831 г.


Частыми гостями этого жилого здания в первой половине XIX века бывали знаменитые столичные актеры, драматурги, писатели и поэты. В доме № 7 на набережной Крюкова канала в 1810–1840 годах жил знаменитый петербургский комический актер, талантливый водевилист и переводчик пьес, брат известного трагика В. А. Каратыгина, автор популярных «Записок» Петр Андреевич Каратыгин. Он был дружен с молодым А. С. Пушкиным, который бывал в гостях у артиста. Актриса А. М. Колосова-Каратыгина, жена В. А. Каратыгина, вспоминала, что неоднократно встречала молодого поэта в доме своего деверя. По ее словам, хозяин «всегда с похвалою отзывался о даровании этого юноши, не особенно красивого собою, резвого, вертлявого, почти мальчика… „Сашу Пушкина“ он рекомендовал своим гостям покуда только как сына Сергея Львовича и Надежды Осиповны; лишь через пять лет для этого „Саши“ наступила пора обратной рекомендации, и о родителях его говорили: „Они отец и мать Пушкина“; их озарил отблеск славы гениального сына».



П. А. Катенин. Рисунок А. С. Пушкина


В гостях у П. А. Каратыгина в доме на Крюковом канале бывал и Павел Александрович Катенин – поэт, переводчик, критик, театральный деятель и почетный член Петербургской академии наук.

Петр Андреевич рассказывал, что «Катенин читал ему в подстрочном переводе латинских и греческих классиков и знакомил его с драматической литературой французских, английских и немецких авторов». Актер утверждал, что его знаменитый брат, трагик Василий Андреевич Каратыгин, своим образованием «был много обязан Катенину».

Четырехэтажный обывательский дом № 9, также расположенный на правом берегу Крюкова канала, был возведен архитектором Ф. И. Руска в 1841 году в строгих формах безордерного классицизма. Здание гармонично вписано в ансамбль из трех домов, расположенных на участке канала между Торговым и Кашиным мостами.

Третий дом ансамбля, № 11/43, находится на пересечении правобережной части Крюкова канала и Екатерингофского проспекта, у Кашина моста. Скромный трехэтажный дом без каких-либо украшений построен в конце XVIII века. Позже, в 1830-е годы, архитектор А. И. Мельников надстроил здание четвертым этажом и несколько расширил его по длине канала, а в 1883 году архитектор А. В. Иванов во время капитального ремонта здания провел его внутреннюю перестройку.



Дом № 11. 2006 г.


Владельцем участка был купец второй гильдии Брагин. Типичный, малопримечательный доходный дом прекрасно сохранился до наших дней. Некоторым его отличием от соседних зданий был слегка закругленный угол и скромные кованые решетки балконов. Зато из окон открывалась изумительная панорама Коломны, вид на Никольскую площадь с собором и четырехъярусной колокольней на берегу канала со сверкающим на солнце золоченым шпилем. В первые ясные дни бабьего лета деревья вокруг собора окрашивались в желтый, оранжевый и золотистые цвета. В период листопада разноцветный дождь из листьев медленно кружил в посвежевшем воздухе, устилал дорожки, набережные, воды протоки, уносившей эту осеннюю красоту в Балтику.

От угла дома № 11/43, а лучше с Кашина моста, находящегося в створе нынешнего проспекта Римского-Корсакова, открывается замечательный вид на возведенную в начале XX века городским архитектором А. А. Полещуком Эстонскую православную церковь (пр. Римского-Корсакова, 24) и массивное четырехэтажное здание начала девятнадцатого столетия – казармы Гвардейского морского экипажа (дом № 22) – морской части русской гвардии, сформированной 16 февраля 1810 года из придворной «гребецкой и яхтенской команды».

Гвардейский флотский экипаж первоначально состоял из четырех рот, музыкантской, артиллерийской команд и мостовой роты. Боевое крещение он получил в Отечественной войне 1812 года. Моряки-гвардейцы героически сражались в битве при Бородине. Тогда части Морской гвардии находились в составе отряда генерал-майора А. И. Бистрема. Гвардейские моряки строили переправы и дороги для отступавшей русской армии, а затем уничтожали мосты и другие коммуникации, затрудняя продвижение противника. В Бородинском сражении они уничтожили мост через реку Колочу и тем самым остановили полк италийского вице-короля Евгения Богарне. К столетию Бородинского сражения у Колочи воздвигли памятник, надпись на его пьедестале гласит: «Лейб-егеря доблестным предкам и их боевым товарищам – чинам Гвардейского экипажа».

Особо отличились гвардейские моряки в сражении при Кульме. За эту боевую операцию Гвардейскому экипажу пожаловано Георгиевское знамя с надписью: «За оказанные подвиги в сражении 17 августа 1813 года при Кульме». Преодолевая ожесточенное сопротивление французского корпуса Вандамма, преграждавшего нашим войскам путь к Теплицу, моряки-гвардейцы, действовавшие в составе 1-й Гвардейской дивизии под командованием генерала А. П. Ермолова, потеряли убитыми и ранеными три четверти офицеров и больше трети рядовых. Героем этого сражения стал морской лейтенант Н. П. Римский-Корсаков, проявивший ранее незаурядную храбрость в боях при Смоленске, Бородине и Тарутине. Прусский король учредил тогда специальный орден для всех участников сражения – Кульмский крест. В 1819 году в память об этой победе всем кораблям Гвардейского экипажа присвоили стеньговые флаги и вымпелы с изображением Св. Георгия.

В феврале 1814 года моряки-гвардейцы строили мосты через реку Сену для соединений генерала П. X. Витгенштейна и фельдмаршала К. Ф. Й. Вреде, обеспечивая успешное продвижение русских войск к Парижу. Они героически воевали на территории Франции. Отличившимся при взятии Парижа морякам Гвардейского экипажа выпала честь нести почетный караул у дворца Талейрана в день подписания Парижского мирного договора. Через два месяца после этого Гвардейский экипаж на фрегате «Архипелаг» отплыл из Гавра на родину и 30 июля 1814 года принял участие в торжественном марше армии-победительницы, входившей в столицу через недавно построенные Нарвские триумфальные ворота.

Подразделения Гвардейского флотского экипажа участвовали в операциях русско-турецких войн 1828–1829 и 1877–1878 годов. Крымская война также не обошлась без участия моряков-гвардейцев.

В здании казарм Гвардейского экипажа, на лестничной площадке между первым и вторым этажами, вмурованы в стену турецкий герб и мраморная доска с надписью на турецком языке, украшавшие некогда главные ворота турецкой крепости Рущук в Болгарии. Взятые солдатами Гвардейского корпуса в качестве трофея, герб и доска пожалованы Гвардейскому экипажу царским указом от 6 июля 1883 года в память об участии и проявлении массового героизма офицерами и матросами при взятии крепости в ночь с 14 по 15 июня 1877 года. Надпись на мраморной доске относится к периоду 1836–1837 годов и в стихотворной форме прославляет турецкого султана Махмуда. Одна из строк этой оды предсказывала, что через ворота, на которых укреплен герб Османской империи, никогда не пройдет неприятель. Однако, уже не в первый раз, самоуверенное пророчество было опровергнуто. В свое время и фельдмаршал А. В. Суворов, предлагавший коменданту Измаила паше Мохмеду Айдосе сдать крепость, получил отказ со словами: «Скорее Дунай потечет вспять…». Дунай продолжал нести свои воды в прежнем направлении, а крепость пала под натиском русских солдат.

Трагедией для российского флота обернулась Русско-японская война 1904–1905 годов, в ходе которой был уничтожен весь русский Тихоокеанский флот и шедшая на помощь ему 2-я Тихоокеанская эскадра Балтийского флота под командованием вице-адмирала 3. П. Рожественского. Офицеры и матросы Гвардейского флотского экипажа тогда вошли в составы команд новейших броненосцев, видавших виды крейсеров, миноносцев и других боевых судов. Экипаж проводил на войну треть своего состава. Лучшие его офицеры и матросы разделили с флотскими моряками невзгоды и позор этой трагической для России войны.

Первые годы после формирования Гвардейского морского экипажа его команда размещалась в районе Галерной гавани, где обычно селились придворные гребцы и яхтенные команды. Автор книги «Императорская Гвардия в Санкт-Петербурге» Б. И. Иванов утверждает, что «в 1819 году Гвардейский экипаж переселили в Морские казармы на Екатерингофский проспект (ныне пр. Римского-Корсакова, 22), в трехэтажный дом Анурьева. В этом доме располагалась команда 2-й Морской артиллерийской бригады. Дом Анурьева находился на участке Морского полкового двора, отведенного еще в 1737 году под строительство казарм морских служителей. Однако к строительству казарм здесь приступили только после указа императора Павла I, отданного в сентябре 1797 года. Этот указ предусматривал строительство казарм для воинских частей Петербурга, а также покупку и перестройку частных домов под казармы. На описываемом участке находился дом купца Анурьева, который был куплен казной у хозяина и перестроен под казармы для морских служителей. Позже на этом же участке был приобретен дом купца Ульяна Иванова и тоже перестроен под казармы. По мере того как увеличивался численный состав Гвардейского экипажа, расширялась и застройка принадлежавшей ему территории…»



Казармы Гвардейского экипажа. Вид с пр. Римского-Корсакова. 1989 г.


Действительно, уже в начале XIX столетия Экипаж располагал довольно большим земельным участком в виде треугольника, очерченного Екатерингофским проспектом и Екатерининским и Крюковым каналами. Многие годы здесь постоянно строились и перестраивались ведомственные здания по проектам различных военных инженеров. Наконец 7 апреля 1875 года император Александр II утвердил проект начальника строительной части Петербургского порта, инженер-генерал-майора С. С. Селенникова о возведении основного здания для казарм Гвардейского морского экипажа. Огромное четырехэтажное сооружение занимает довольно большой по своей протяженности участок набережной канала. Дом построен в тридцать осей, на высоком, с подвалом, цоколе и с высокими же окнами. Фасад казарм Гвардейского экипажа был окрашен в буро-красный цвет, точно такой же, как у Зимнего и Аничкова дворцов.

Гвардейскому экипажу принадлежал также дом на Торговой улице, 4. Здесь жили офицеры со своими семьями.

Полковым праздником Гвардейского морского экипажа был день Св. Николая Чудотворца – 6 декабря, а экипажным храмом – Николо-Богоявленский Морской собор. В нем хранилось немало икон и реликвий, пожертвованных экипажем, таких, как образ Святителя Николая Чудотворца с надписью: «От артиллерийской команды Гвардейского экипажа, 1810–1846 гг.». Он находился с командой под Бородином, прошел всю кампанию 1813–1814 годов, сопровождал моряков-гвардейцев в Турецкой войне 1828–1829 годов и Польской кампании 1830–1831 годов. Образ украшали медали и георгиевские кресты, переданные в храм участниками боевых походов и кампаний.



Б. Щербаков. Портрет поэта В. А. Жуковского


В верхнем храме Никольского собора хранилось и Георгиевское знамя с Андреевской лентой и надписью «За оказанные подвиги в сражении 17 августа 1813 года при Кульме», пожалованное Гвардейскому экипажу императором.

В яркий солнечный день поздней петербургской осени 1818 года на Крюков канал пришел Василий Андреевич Жуковский, чтобы снять вместе с приятелем, поэтом А. А. Плещеевым, квартиру № 10 в доме купца Брагина (в то время здание у Кашина моста числилось под № 9/31). Жуковскому было в то время 35 лет; его поэтическая слава укрепилась в дни Отечественной войны 1812 года, когда он, поручик народного ополчения, написал ставшие знаменитыми стихи «Певец во стане русских воинов».

Здесь, в тихой, спокойной, немноголюдной Коломне, друзьям жилось хорошо. Общее «хозяйство» вел А. А. Плещеев, глава литературного общества «Арзамас». Вместе с ними в квартире жили дети Плещеева. Друзья беззаботно и весело проводили время, общаясь с петербургскими литераторами, артистами, совершая прогулки по городу, ведя оживленные споры и беседы.

Жуковский, как всегда, вставал в пять утра. Его трудовые часы приходились на то время, когда многие еще спали. Он успевал много сделать, везде побывать. Жители Крюкова канала нередко видели степенную фигуру литератора Жуковского, направляющегося спокойным размеренным шагом к друзьям или в Большой театр.

Каждое утро поэт спешил на урок в Аничков дворец. Еще в 1816 году помощник воспитателя великих князей Николая и Михаила Григорий Андреевич Глинка по поручению императора предложил Жуковскому должность учителя русского языка при молодой супруге великого князя Николая – прусской принцессе Фредерике-Луизе-Шарлотте-Вильгельмине, в православии Александре Федоровне. Сам Глинка тогда был болен и не мог уехать на воды, не подыскав себе замены по должности. В 1816 году Жуковский писал Тургеневу: «Он сделал мне от себя следующее предложение: „Для принцессы Шарлотты нужен будет учитель русского языка. Место это предлагают ему с 3000 жалованья от государя и 2000 от великого князя, с квартирою во дворце великого князя… Занятие: один час каждый день. Остальное время свободное… Обязанность моя соединена будет с совершенною независимостью. Это главное! Это не работа наемника, а занятие благородное… Здесь много пищи для энтузиазма, для авторского таланта“». Однако к занятиям Жуковский приступил лишь в конце 1818 года, а осенью 1819-го переехал из Коломны в квартиру, расположенную в одном из флигелей Аничкова дворца.

Пока же друзья и знакомые собирались у него на Крюковом канале, в доме купца Брагина. Традиционные субботние вечера у Жуковского получили широкую известность в столичных литературно-художественных кругах. О них Петру Вяземскому сообщал в 1818 году Александр Тургенев: «У Жуковского – субботы, и стекается множество праздно шатающихся авторов и литераторов. Плещеев читает, и в знак соединения российской образованности с иностранной пьется пунш и льется шампанское». Друзья подшучивали над поэтом, гостеприимно распахнувшим двери своей квартиры перед многочисленными посетителями. Дружеские шутки над литературными субботами сердили поэта, придававшего самое серьезное значение своим творческим вечерам.

В квартире № 10 дома купца Брагина собиралось много молодежи, но приходили и убеленные сединой генерал Николай Николаевич Раевский, историк Николай Михайлович Карамзин с женой Екатериной Андреевной, писатель Иван Андреевич Крылов.

Постоянный и непременный гость субботних «посиделок», девятнадцатилетний Александр Пушкин тогда писал:

Друзья, в сей день благословенный
Забвенью бросим суеты!
Теки, вино, струею пенной
В честь Вакха, муз и красоты!
(«Торжество Вакха»)
Блажен, кто знает сладострастье
Высоких мыслей и стихов!
Кто наслаждение прекрасным
В прекрасный получил удел
И твой восторг уразумел
Восторгом пламенным и ясным.
(«Жуковскому»)

В квартире Жуковского шли беседы и споры о современной русской словесности, обсуждались журнальные публикации, читались новые произведения. Часто здесь бывали молодые литераторы, которым Василий Андреевич оказывал помощь и покровительство. В этой своеобразной академии отечественной словесности приобретали опыт поэтического творчества В. К. Кюхельбекер, П. А. Плетнев и многие другие начинающие поэты и писатели.



Лицеист А. С. Пушкин. 1817–1818 гг.


П. В. Анненков отмечал, что «молодые писатели получали у Жуковского первую оценку и первые уроки вкуса». А Кюхельбекер позже писал Жуковскому: «Горжусь воспоминаниями той дружбы, которой удостаивали вы меня, при первых моих поэтических опытах; в начале моего поприща вы были мне примером и образцом…».

Чаще всего бывал на Крюковом канале Пушкин, для которого Жуковский стал первым поэтическим наставником. Еще раньше, до личного знакомства, он по достоинству оценил талант молодого поэта, тревожился о его будущем. Ода «Воспоминания в Царском Селе», напечатанная в «Российском музеуме», поразила Жуковского и Батюшкова. «Его „Воспоминания“ вскружили нам голову с Жуковским, – писал Батюшков Вяземскому, – какая сила, точность в выражениях, какая твердая и мастерская кисть в картинах».

В дворцовом флигеле, где помещался Лицей, Жуковский наконец познакомился с Пушкиным. Тогда он радостно сообщал в письме Вяземскому: «Я сделал еще приятное знакомство! С нашим молодым чудотворцем Пушкиным. Я был у него на минуту в Царском Селе. Милое, живое творение! Он мне обрадовался и крепко прижал руку мою к сердцу. Это надежда нашей словесности. Боюсь только, чтобы он, вообразив себя зрелым, не мешал себе созреть! Нам всем надобно соединиться, чтобы помочь вырасти этому будущему гиганту, который всех нас перерастает. Ему надобно непременно учиться и учиться не так, как мы учились! Я бы желал переселить его года на три, на четыре в Геттинген или какой-нибудь другой немецкий университет! Он написал ко мне послание, которое отдал мне из рук в руки, – прекрасное!..»

Талант молодого поэта совершенствовался стремительно. На одной из суббот приехавший на Крюков канал Батюшков был поражен творческим ростом Пушкина, читавшего отрывки из своей поэмы «Руслан и Людмила». Когда работа над поэмой завершилась, ее автору было всего двадцать лет. 26 марта 1820 года Пушкин прочитал последние сцены на квартире Жуковского, и тот подарил ему свой литографированный портрет работы Эстеррейха с надписью: «Победителю-ученику от побежденного учителя в тот высокоторжественный день, в который он окончил свою поэму „Руслан и Людмила“».

Словно не замечая значительной разницы в возрасте, сдружившиеся поэты вскоре перешли на «ты». Теперь они жили неподалеку друг от друга. Пушкин, окончив Лицей, поселился в квартире родителей на Фонтанке, в Коломне, в доме отставного адмирала Клюкачева.

Однажды Пушкин с Николаем Николаевичем Раевским-младшим, не застав Жуковского дома, прикрепили прямо к дверям его квартиры сочиненную Пушкиным шуточную записку – стихотворное приглашение на обед к Раевскому-старшему, герою Отечественной войны, генералу от кавалерии. При этом начало и конец стихотворения пародировали стихи Жуковского «Певец во стане русских воинов». Вот отрывок из этой записки:

Раевский, молоденец прежний,
А там уже отважный сын,
И Пушкин – школьник неприлежный
Парнасских девственниц-богинь,
К тебе, Жуковский, заезжали,
Но, к неописанной печали,
Поэта дома не нашли…

<…>

Тронися просьбою моей,
Тебя зовет на чашку чая
Раевский – слава наших дней.

На субботах у Жуковского всегда царила доброжелательная и дружная атмосфера. Сам хозяин редко читал свои стихи, зато их читали гости. Художник Орест Кипренский здесь написал замечательный романтический портрет В. А. Жуковского: слабо освещенные облака на мрачном ночном небе, полуразрушенный старый замок с грозными бойницами и глубокими рвами, ветер разметал кроны деревьев; на этом фоне изображен поэт, глядящий куда-то вдаль, его волосы раздувают порывы ветра. Именно таким представляли себе Жуковского читатели его меланхолических элегий и «страшных» баллад.

Пушкин всегда оживлял вечера в доме Жуковского своей кипучей веселостью, стихотворными экспромтами, чтением поэмы, «песнь за песнью». В «Руслане и Людмиле» всех поразила свежесть языка, сочетание фантастичности «сказочных» картин и реалистичности исторических моментов.

В конце 1819 года Жуковский переехал наконец из Коломны в квартиру, расположенную в одном из флигелей Аничкова дворца. В новом жилище у поэта, по-прежнему по субботам, собирались его друзья и петербургские литераторы.

Русская литература обязана Жуковскому не только замечательными оригинальными произведениями, великолепными переводами шедевров мировой поэзии, но и той дружеской помощью, которую он щедро оказывал Пушкину, Гоголю, Глинке, Кольцову, Шевченко…

В одном из позднейших писем Гоголя к Жуковскому звучат такие слова благодарности к мэтру русской словесности: «…я, едва вступивший в свет юноша, пришел первый раз к тебе, уже совершившему полдороги на этом поприще. Ты подал мне руку и так исполнился желаньем помощь будущему сподвижнику!»



О. Кипренский. Портрет поэта В. А. Жуковского



Композитор М. П. Мусоргский


М. И. Глинка никогда не забывал о том, как на одном из вечеров Жуковский «искренне одобрил» его желание приняться за русскую оперу и предложил сюжет Ивана Сусанина. А в другой раз дал ему текст «Ночного смотра», на который в тот же день композитор написал музыку.

Через 46 лет, в 1865–1867 годах, в доме № 11 на набережной Крюкова канала у своего брата Филарета жил знаменитый русский композитор Модест Петрович Мусоргский. После смерти горячо любимой матери он был настолько разбит физически и нравственно, что у него начался тяжелейший приступ нервно-психического заболевания. Мусоргский нуждался не только в лекарствах, но и в теплом дружеском отношении к себе, в участии и сострадании со стороны близких ему людей. Брат – Филарет Петрович и его жена стали уговаривать Модеста Петровича перебраться к ним на время. Мусоргский соглашается и переезжает к брату в квартиру № 10 в доме № 9/31 на углу Крюкова канала и Екатерингофского проспекта (бывают же такие совпадения).

Внучка Филарета Петровича Татьяна Георгиевна Мусоргская рассказала писательнице А. А. Орловой, что братья были дружны между собой, являлись оба милыми, но, к сожалению, довольно бесхарактерными людьми. С женой брата Татьяной Павловной, капризной и избалованной женщиной, Модест Петрович не только прекрасно ладил, но и был в самых теплых и сердечных отношениях.

Дни, проведенные в доме брата, в спокойной, умиротворенной обстановке Большой Коломны, где из окна квартиры открывался прекрасный вид на старинный канал и любимую композитором колокольню Никольского Морского собора, благоприятно подействовали на Модеста Петровича. Он окреп душой и вернулся к своему любимому труду. Здесь, в доме у Кашина моста, Мусоргский успешно работал над оперой «Саламбо», фантазией «Иванова ночь», «Иисусом Навином» и серией романсов. Композитору нравилось прогуливаться по набережным Крюкова канала, любоваться его перспективой со старинных мостов.

Филарет Петрович также любил музыку, неплохо играл на фортепьяно, и поэтому довольно часто в доме купца Брагина по вечерам устраивались концерты, в которых участвовали не только оба брата, но и приглашенные гости – известные композиторы, члены знаменитого музыкального содружества «Могучая кучка».



Там, где Крюков канал.
Купить книги Г.И.Зуев |


Полезные сайты:







просмотров: 1304
Search All Amazon* UK* DE* FR* JP* CA* CN* IT* ES* IN* BR* MX
Search All Ebay* AU* AT* BE* CA* FR* DE* IN* IE* IT* MY* NL* PL* SG* ES* CH* UK*

$18.50 (0 Bids)
End Date: Monday Jul-22-2019 20:26:00 PDT
|
Old Russia postcard St. Peterburg Year 1904 Петербург

$17.00 (0 Bids)
End Date: Monday Jul-22-2019 20:32:12 PDT
|
Old Russia Postcard. St. Peterburg Петербург. Невский проспект

$17.50 (0 Bids)
End Date: Monday Jul-22-2019 20:32:12 PDT
|
Old Russia Postcard St. Peterburg Петербург. Набережная Васильевского острова

$15.00 (0 Bids)
End Date: Monday Jul-22-2019 20:32:12 PDT
|

$700.00
End Date: Wednesday Aug-21-2019 13:07:51 PDT
Buy It Now for only: $700.00
|
Aeroart St Petersburg PB424

$41.99 (3 Bids)
End Date: Tuesday Jul-23-2019 15:57:49 PDT
|
Niena Russian Studios St Petersburg Napoleonic French Cavalry Pro Painted 54mm

$149.00 (1 Bid)
End Date: Sunday Jul-28-2019 14:15:47 PDT
|
Excellent St. Petersburg Aeroart NOBLEMAN

$85.00 (0 Bids)
End Date: Monday Jul-22-2019 19:10:46 PDT
|
Search Results from «Озон» История Санкт-Петербурга


2003 Copyright © Peterlife.ru и компания Мобильная Версия v.2015 Новости Санкт-Петербурга, История Санкт-Петербург и Ленинградской области, достопримечательности Санкт-Петербурга, фирмы и организации Санкт-Петербурга, гостиницы, отели, музеи, театры, ВУЗы. Недвижимость СПб. Ссылки на официальные сайты. Информационно-справочные службы. Знакомства. Энциклопедии и справочники. Интересные статьи. Анонсы, пресс-релизы. Скидки, бонусы. Сотрудничество. Карьера, вакансии, работа. Рекламные услуги. Магазины. | Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт. | Партнёрская программа для магазинов и вебмастеров. | Купить скрипты Nevius. | PR Продвижение сайтов. | Купить хостинг Санкт-Петербурге.
  Яндекс цитирования