Санкт-Петербург онлайн
«Тамбовский» канал, о контрабандистах, Коррумпированный Петербург

«Тамбовский» канал

Единственной в Петербурге преступной группировкой, развившей невероятную по своим масштабам деятельность в области контрабанды цветных металлов, стало «тамбовское» преступное сообщество. «Тамбовские» владели большинством «площадок» и практически всеми пунктами приема цветного лома у населения, они контролировали большинство контрабандных каналов и вкладывали сумасшедшие деньги в металлический бизнес, прибыли от которого занимали не последнее место в бюджете всей «тамбовской» группировки.

К концу 1992 года у «тамбовских» функционировала уже сформировавшаяся бригада, члены которой занимались только контрабандой цветных металлов. «Тамбовским металлистам» удалось подмять под себя практически весь контрабандный поток этого стратегического сырья в Северо-Западном регионе России. Они добились этого без взрывов и выстрелов – в каждой серьезной преступной группировке имелись и имеются экономисты-аналитики, которые вырабатывают стратегию криминального бизнеса и смотрят чуть-чуть дальше сегодняшнего дня.

«Тамбовские» аналитики увидели металлическую золотую жилу первыми, они первыми учуяли запах денег, которые можно с нее поиметь, и первыми поняли, что для этого нужно. К концу 1992-го весь криминально-деловой Петербург знал: окно в Европу для контрабандных цветных металлов открывают «тамбовские»!

А столь стремительное и всепоглощающее становление «тамбовцев» на металлической теме объясняется довольно просто. В начале 1990-х самое устойчивое положение в бандитском Петербурге занимало именно «тамбовское» преступное сообщество…

«Тамбовцы» появились в нашем городе в 1988 году, когда их лидер Владимир Кумарин занял питерский бандитский трон, пустовавший после ареста знаменитого Николая Седюка, более известного в определенных кругах под кличкой Коля-Карате. Еще до того Владимир Кумарин начал создавать собственную команду, костяк которой формировался по принципу землячества. Сам Владимир Сергеевич родился в одном из районов Тамбовской области, его «заместитель по оперработе» Валерий Дедовских также был коренным тамбовцем.

«Тамбовцы» очень быстро набирали силу и влияние, криминальный мир Петербурга становился ддя них все теснее, что в 1989 году привело к известной разборке в Девгткино, где «тамбовцы» и их противники – «малышевцы» – продемонстрировали умение и готовность применять оружие. После этого, в 1990-м, 72 «тамбовца» во главе с Кумариным и его ближайшим окружением были привлечены к уголовной ответственности. Можно было подумать, что группировка уничтожена, однако это вовсе не соответствовало действительности.

Авторитет «тамбовских» был тогда уже настолько велик, что, пока их лидеры сидели в тюрьме, «тамбовские» объекты в Петербурге никто не трогал. Благодаря этому у оставшихся на воле «тамбовцев» была возможность развиваться и совершенствовать свою структуру. Одним из результатов этого процесса и стало появление «металлической бригады», масштабы деятельности которой к концу 1992 года вышли далеко за пределы Санкт-Петербурга.

В 1993 году большинство лидеров «тамбовцев» вновь оказались на своих местах, в связи с чем в городе пролилось немало крови, – «тамбовцы» начали войну за безусловное восстановление своих лидирующих позиций. Война эта прошла вполне успешно – «тамбовские» лидируют в преступном мире нашего города и по сей день, хотя сейчас появилось у нас много ненастоящих «тамбовских», называющих себя так для солидности.

Знающие люди утверждают, что становлению вернувшихся на волю «тамбовских» лидеров немало способствовали деньги, полученные «братвой» с контрабанды цветных металлов в 1992-1993 годах.

Сначала – еще в 1991 году – несколько «тамбовцев» зарабатывали сопровождением контрабандных грузов до российской границы. Все чаще грузами этими были цветные металлы, все чаще наблюдали сопровождающие, как новые русские бизнесмены, перегнав за таможенные посты по несколько партий цветных металлов, пересаживались из «Жигулей» в «мерседесы», строили загородные особняки, переселялись в престижные дорогие квартиры.

И это не удивительно. В 1991 году в Стокгольме или Роттердаме можно было продать тонну никеля за 7-8 тысяч долларов. Хорошая партия того же никеля, вывозимая за один раз, состояла, как минимум, из 100 тонн общей стоимостью 700-800 тысяч долларов. Собственные же расходы у владельцев этой партии составляли максимум 200 тысяч долларов – включая приобретение металла, его транспортировку, взятки таможенникам, охрану и все прочее. Около 600 тысяч долларов дохода с одного рейса компенсировали все опасности, с ним связанные.

А сопровождать контрабандные грузы «тамбовцы» начали по весьма простому стечению обстоятельств. К концу 1980-х «тамбовское» преступное сообщество занимало, напомним, лидирующее положение в криминальном мире нашего города. Фактически это означает, что они контролировали огромное количество коммерческих структур, плативших им за «крышу». Эти-то коммерческие структуры и начали в 1991 году вывозить из России цветные металлы. Естественно, физическую защиту экспорта обеспечивала соответствующая «крыша». Дорогостоящий груз можно ведь и не довезти до границы – мало ли на дорогах грабителей!

Постепенно под прикрытием контролируемых фирм «тамбовцы» начали отмывать собственные деньги на контрабанде цветных металлов, что немало содействовало сращиванию полуофициального бизнеса с криминальным. Коммерсанты, делавшие свой бизнес на нелегальном вывозе цветных металлов, думали, что просто используют тупых «братков» для охраны грузов, а иногда и для привлечения инвестиций. На самом же деле они все больше попадали в зависимость от собственных «крыш», становясь постепенно членами преступной группировки.

Металлический бизнес быстро перетекал в руки «тамбовцев», которые вкладывали свои деньги в вывоз за границу цветных металлов под прикрытием оформлявших этот вывоз контролируемых ими фирм. Пока все шло удачно, коммерсантам позволялось заодно вывозить металлы и для себя. В случае же провала (задержания на таможне или чегото еще, связанного с правоохранительными органами) «крыша» исчезала, и увлекшиеся контрабандой коммерсанты оказывались перед фактом, что отвечать за все предстоит им, хотя на самом деле 90 процентов вывозимого их фирмой груза могло принадлежать «тамбовским».

Кроме того, «тамбовцы» активно подминали под себя все объекты, ставшие впоследствии основными звеньями в цепочках контрабандных каналов. Они контролировали различные транспортные и складские предприятия, обладавшие большими площадями. Некоторые из них в 1992-м стали «площадками» – местами концентрации, сортировки и загрузки собранных цветных металлов. На «площадках» имелись контейнеры, которые по мере заполнения теми или иными сортами цветных металлов загружались на грузовики и отправлялись к границам.

При необходимости на «площадках» уничтожались реквизиты заводов-изготовителей цветных металлов, – чтобы в случае задержания груза правоохранительными органами невозможно было проследить всю цепочку его движения. На «площадках» же заполненные металлом контейнеры пломбировались, причем там оказывались пломбы таможенных органов самых неожиданных государств – Кыргызстана, например.

В 1992 году в Петербурге появились официально разрешенные так называемые скупки металлического лома. Все мы помним маленькие вагончики и контейнеры, расставленные по всему городу в самых неожиданных на первый взгляд местах. Практически все они принадлежали «тамбовцам», и можно только догадываться, как так вышло, что официально разрешенный мэром города Анатолием Собчаком вид бизнеса оказался практически в безусловной собственности одной преступной группировки.

Людей поставили перед фактом, что все, что раньше они считали ненужным хламом, можно продавать. А скупки цветных металлов стали появляться недалеко от проходных промышленных предприятий, технологические процессы которых так или иначе предусматривали переработку цветных металлов. Места таких скупок выбирались, по возможности, в зонах прямой видимости от ближайших к проходным пивных ларьков. С одной стороны, это автоматически снимало вопрос о рекламе, с другой, ларьков, где можно подзаработать деньги на то же пиво.

Эти-то скупки вблизи предприятий и были основными. Ведь наибольшую цену представлял вовсе не металлический лом, притаскиваемый обнищавшим населением, готовым продать что угодно, лишь бы выжить, а именно стандартно оформленный металл -в виде чушек, листов и т.д. Такой товар был безусловно ликвиден на мировом рынке, и платили за него существенно больше, чем за лом. Опять же, скупщики ничего незаконного не делали. Интересовавшие их листы и чушки воровались рабочими соответствующих заводов. Скупщики лишь скупали краденное, естественно, не догадываясь о его происхождении!

Лом же использовался двумя способами. Иногда его накидывали поверх стандартного металла и оформляли экспорт всего груза именно в качестве лома. Это позволяло платить куда меньшие таможенные пошлины, чем при вывозе стандарта. Понятно, что таможенные пошлины «тамбовцы» не платили вовсе, но при пересечении границы на дешевый товар всегда внимания обращают меньше, чем на дорогой. В основном же лом цветных металлов отправляли на переплавку. В 1993 году в Петербурге существовало огромное количество малых предприятий, только этим и занимавшихся. Как правило, это были структуры, отделившиеся от гигантов нашей промышленности и влачившие, благодаря бандитским заказам, отнюдь не жалкое существование.

Известны также случаи, когда «тамбовские металлисты» сами организовывали переплавку цветного лома. Так, у Шоссе Революции в 1993 году работники питерского РУОПа обнаружили вырытые в земле котлованы, представлявшие собой плавильные печи! Впрочем, стандарт на таких «предприятиях», как правило, не получался, посему особого развития кустарная металлургия у нас не получила. Официальная же металлургическая промышленность, потерявшая к тому времени большинство госзаказов, успешно работала на бандитов. Для этого были созданы, как говорится, объективные условия.

Не забывали «тамбовские металлисты» и о поставщиках сырья. Основных источников получения цветных металлов было два: со складов и дворов городских промышленных предприятий – в основном ворованный работниками этих предприятий (рядовыми – через скупки, и руководителями в больших количествах – за взятки), а также металл, приобретаемый на вполне официальных российских промышленных гигантах – таких, например, как комбинаты «Южуралникель» и «Североникель».

На комбинатах этих металл приобретался путями вполне законными – за деньги. Только платили их отнюдь не «тамбовцы», что не мешало им быть хозяевами сырья. Впрочем, финансовая схема приобретения «тамбовцами» цветных металлов на крупнейших металлургических комбинатах заслуживает отдельного описания.

Предположим, в одном городе Ленинградской области имеется некое крупное промышленное предприятие, в технический процесс которого в какой-то степени входит переработка цветных металлов. Такое предприятие имеет право закупать их. Этот момент очень важен, потому как в то, не отошедшее еще от плановой экономики время на приобретение стратегического сырья требовалось специальное разрешение на уровне министерства. Имелось это разрешение только у тех, кому цветные металлы были так или иначе необходимы для производства. Соответственно, у металлоперерабатывающих комбинатов имелись разнарядки, из которых четко следовало: тем-то продавать металл можно, тем-то – нельзя.

Итак, существует в области некое крупное промышленное предприятие. На дворе 1993 год. Предприятие это, как и большинство других, – на грани остановки. Госзаказов либо нет, либо они есть, но не оплачиваются. Платить за тепло, электроэнергию, воду нечем. В общем, настроение у директора неважное. И тут приходит к нему некий коммерсант Вася с любопытным предложением.

– Знаете ли, Иван Иваныч, – говорит он, – моей фирме крайне интересен никель. Но отсутствие разрешения на его закупку катастрофически не позволяет удовлетворить мой интерес. Предлагаю сделку. Я вам помогу со всякими мелочами типа оплаты долгов и коммунальных услуг, а вы закупите для меня тысячу тонн вожделенного никеля.

– Позвольте, – говорит Иван Иваныч, тяжело дыша и с трудом двигая отвисшей челюстью, – но тысячи тонн никеля мне хватило на все семьдесят лет советской власти. Да и деньги у меня, мягко говоря, отсутствуют.

– Ах, мы за все платим, – говорит коммерсант Вася. – Вы просто подписываете контракт, а потом переадресуете груз в указанном нами направлении.

– Но в «Северониксяе»-то знают, что мне столько металла не нужно, они не подпишут такой контракт, – слабо сопротивляется Иван Иваныч.

– Не волнуйтесь, – успокаивает его Вася. – Абсолютно все руководители «Североникеля» – мои лучшие друзья. Вы мне дайте только бланков двадцать договоров с вашими печатями и подписями, а также доверенность на заключение сделок, и я все сделаю сам, чтобы не беспокоить такого большого человека по пустякам.

Иван Иваныч соглашается…

А в далеком городе Мончегорске, где расположен «Североникель», живет Семен Семеныч, один из его руководителей. Живут в Мончегорске и «крутые» ребята – вчерашние местные хулиганы, представляющие сегодня в Мончегорске интересы «тамбовской» группировки. Ребята эти и обеспечивают дружбу Семена Семеныча с коммерсантом Васей. Под эту дружбу Семен Семеныч получит все, что угодно: от солидного денежного вознаграждения до угроз и похищений родственников. В общем, полюбить Васю ему придется. А значит, контракт на поставку нескольких сотен тонн никеля Ивану Иванычу будет подписан.

Но все должно случиться более чем законным путем. Металл готов к отгрузке, «Североникель» ждет предоплаты. И отправляется коммерсант Вася на поиски совсем других предприятий, – которым остро необходим никель, но у которых не все хорошо с деньгами. Предприятия эти готовы купить металл, но по дешевой цене. Нет проблем! Добрый коммерсант Вася приходит к руководителю такого предприятия и говорит:

– Я представляю такой-то завод, вам привет от Ивана Иваныча, вот моя доверенность, вот бланки договоров, я готов продать вам никель по очень дешевой цене. Исключительно потому, что вы мне нравитесь.

Руководитель предприятия радостно улыбается и отправляет на «Североникель» аванс! Штук двадцать таких авансов и составят необходимую коммерсанту Васе предоплату за интересующую его тысячу тонн никеля. Металл исправно придет в область, и уплативший к тому времени все свои долги Иван Иваныч добросовестно переадресует его в указанные места.

Через какое-то время Ивану Иванычу позвонят его новые деловые партнеры и потребуют обещанный им коммерсантом Васей металл. Иван Иваныч сначала долго не будет понимать, о каком металле идет речь – вроде, все получено и переадресовано. Потом уже, когда Иван Иваныч поймет, что его «подставили», коммерсанта Васю будет не найти, а с «кинутыми» промышленниками ему придется разбираться самостоятельно!

Иван Иваныч, как и полагается законопослушному гражданину, обратится в милицию. Тут-то и начнутся чудеса!

Работники милиции попытаются найти коммерсанта Васю по оставшимся у Ивана Иваныча реквизитам Васиной фирмы. Как ни странно, такой фирмы не обнаружится. Тогда работники милиции отправятся в Мончегорск, где насмерть запуганный Семен Семеныч будет клясться и божиться, что честно и невероятно добросовестно заключил контракт на поставку никеля своему старому, проверенному деловому партнеру – Ивану Иванычу. А уж кто там «кинул» самого Ивана Иваныча – откуда ему, провинциалу, знать!

Оперативники отправятся на предприятия, требующие от бедного Ивана Иваныча никель. Их руководители, честно округлив глаза, возмущенно расскажут о том, как некий коммерсант Вася, нанятый всемерно уважаемым Иваном Иванычем, пообещал им дешевый никель. Теперь коммерсант Вася исчез, а Иван Иваныч отказывается выполнять свои обязательства по договорам, на которых стоят его – Ивана Иваныча – печать и подпись. Засада какая-то!

Работники милиции попробуют выяснить, кто же погасил долги Ивана Иваныча, кто заплатил за то, чтобы работалось ему тепло и при электрическом свете. Ведь по отношению к Ивану Иванычу коммерсант Вася выполнил свои обещания. Оказывается, все деньги пришли с расчетных счетов вполне законных предприятий. Окрыленные надеждой оперативники устремятся туда и с удивлением обнаружат, что о коммерсанте Васе там никто никогда не слыхал.

Проходит немало времени, прежде чем руководители оплативших долги Ивана Иваныча предприятий сознаются, что стали жертвами рэкета. В какой-то момент их «крыши» сообщили им, что очередные «взносы» необходимо перевести на такие-то расчетные счета, что было беспрекословно исполнено. Естественно, что это за «крыши» такие, они не знают, как найти их представителей – не ведают.

Тогда работники милиции начнут искать сам металл – повод всех, описанных выше, недоразумений.

При ближайшем рассмотрении выяснится, что по всем адресам, куда Иван Иваныч добросовестно отправлял получаемый из Мончегорска никель, располагаются какие-нибудь овощебазы. А события на этих овощебазах происходят самые неожиданные. Приезжают туда вагоны с никелем, разгружаются, после чего металл на машинах увозится в неизвестных направлениях. Попытка установить хозяев машин по номерам неизменно ставит оперативников перед фактом, что машины с такими номерами в ГАИ не зарегистрированы.

Отправятся они к директору овощебазы. Мол, как же так, никель – металл, в огороде не растет, в салатах не используется, чем же это вы занимаетесь? Директор овощебазы сокрушенно замашет руками и признается, что сдал в аренду один из своих складов, но исключительно честному человеку, Степану Степанычу, руководителю такого-то ИЧП.

– А почему же договор на получение металла подписан с вами? – недоумевают оперативники.

– Да я, понимаете ли, – смущается директор, – сам арендую для своей овощебазы платформу и подъездные пути. Сдавать кому-то их в аренду официально не имею права, вот и приходится оформлять все железнодорожные грузы на себя.

Вызывают Степана Степаныча.

– Ах, – говорит он, – какой металл! Я ж молоком торгую.

– А склад зачем?

– Для бочек.

Занавес.

Дальнейшие поиски таинственного металла приводят работников милиции на российско-эстонскую границу.

На таможне никель оформлен как транзитный груз. Его получателем является некая калининградская фирма, причем получению ею злополучного никеля что-то помешало. В то время железные и автомобильные дороги, соединявшие Калининград с российской границей, были зонами космической аномалии. Почему-то ни один груз с цветными металлами благополучно сей участок пути не преодолевал. Все как-то рассасывалось и всплывало потом в морских портах Германии, Швеции и Голландии. Как это происходило – тайна великая, тем более, что калининградские бизнесмены никаких претензий не высказывали. Воспринимали, в общем, исчезновение направлявшихся якобы к ним металлов, как должное. Что поделаешь, космические силы нам не подвластны!

Убедившимся в недосягаемости металлов работникам милиции оставалось лишь еще раз встретиться со Степаном Степанычем. Впрочем, в конце концов он оказался разговорчивее.

Как-то раз теплым весенним утром направлялся Степан Степаныч к своей машине. Не успел он повернуть ключ в замочной скважине передней дверцы, как, взвизгнув тормозами, за его спиной остановился черный «мерседес» с тонированными стеклами. В стиле крутейших кинобоевиков Степан Степаныч в одно мгновение оказался на заднем сиденье с завязанными глазами. С боков его согревало двойное чувство локтя дюжих молодцев.

В незнакомой пустой квартире Степана Степаныча окружили заботой и вниманием. Его поили и кормили. Предлагали поспать и отдохнуть, на всякий случай подробно рассказали о каждом члене его семьи. Это продолжалось несколько дней, в течение которых Степана Степаныча несколько раз заставляли заверять своими печатью и подписью чистые бланки его фирмы. Потом его отпустили с дружеским напутствием: «Молчи, а то замочим».

Вернувшись, Степан Степаныч обнаружил, что является перепродавцом нескольких вагонов с никелем. Он, оказывается, заключил договор с Иваном Иванычем из Ленобласти на покупку металла и с кем-то из Калининграда – на продажу.

Когда вагоны пришли на овощебазу, Степану Степанычу не оставалось ничего, кроме как отправить их адресату в Калининград…

Подобная схема вполне успешно функционировала уже в конце 1992 года. Это, безусловно, свидетельствует о том, что уровень работы «тамбовских металлистов» был к тому времени очень высок. Ведь разработать и реализовать столь сложную многоступенчатую комбинацию не так-то просто. Для этого нужны очень хорошие мозги, четкая организация и талантливые исполнители. Да и заниматься всем этим может только слаженный и хорошо дисциплинированный коллектив.

Структура «металлической бригады тамбовцев» определялась этапами, которые должны были проходить предназначенные для контрабанды цветные металлы.

Этап первый. Договоренность с руководством «Североникеля» (например). Момент весьма важный, потому как все комбинаты по выработке цветных металлов имели квоты на экспорт. Больше этой квоты экспортировать было нельзя. Понятно, что квоту использовали сами руководители комбинатов – для получения валютной выручки. Остальной же изготовляемый на комбинате металл был им, в общем-то, безразличен – его можно было продать только российской фирме по мизерной цене, так что, в принципе, кому именно он попадет, металлургов не интересовало.

Экономика России в то время активно разваливалась, посему бывшие потребители цветных металлов стали терять к ним интерес. Тут-то и появлялись тамбовцы, готовые не только купить металл по бросовой цене (пардон, по государственной!), но и щедро одаривавшие руководителей того же «Североникеля» за то, что металл купят именно они.

Итак, договор заключен, металл произведен и готов к отгрузке. В этот момент в Мончегорске должны появиться грузовики, чтобы отвезти металл в Петербург. Кроме водителей, которыми могли быть совершенно случайные люди, существовали специальные бригады сопровождения. Бойцы из мончегорской команды контролировали собственно отгрузку металла в машины и лично довозили эти машины до какой-нибудь лесной опушки, где передавали их нанятым водителям, а также бойцам сопровождения. Посторонние водители о характере транспортируемого ими груза могли только догадываться.

Группа сопровождения доводила колонну до «площадки» в Петербурге или в Ленинградской области, там водителям выплачивались деньги, их отпускали. На «площадке» металл сортировался, загружался в контейнеры, в общем, готовился к отправке за границу. Там же уничтожалась маркировка комбината, чтобы, в случае задержания груза, нельзя было установить, откуда он.

Сразу после этого на груз оформлялись поддельные таможенные документы. Этим занималась специальная группа, члены которой поддерживали контакт с работниками таможни. Возглавлял такую группу хозяин контрабандного канала. Как только документы были готовы, контейнеры загружались на машины, и с группой сопровождения колонна отправлялась к границе, о чем сообщалось «контролерам» – людям, обеспечивавшим прохождение груза через таможенный пост.

В задачу «контролеров» входил подкуп таможенников и пропуск груза именно в тот момент, когда на таможенных постах дежурили свои люди. В случае возникновения неожиданных неприятностей, типа облав ФСБ или РУОПа и, как следствие этого, задержания грузов, «контролеры» первыми предпринимали шаги по их вызволению. После успешного прохождения границы колонна передавалась под контроль прибалтийским коллегам.

Таким образом обеспечивалась полная локализация каждого из звеньев этой цепочки. Водители не знали, что именно они везут, не знали, кому принадлежит груз, откуда конкретно он отправлен и куда именно привезен. Ни одна из групп сопровождения также не знала, откуда и куда металл направляется (об этом можно было догадываться только по направлению движения).

Опять же мончегорские бандиты понятия не имели о том, куда конкретно группа сопровождения отвезет груз. Те, кто сидел на перевалочной базе, не знали, на какую именно границу поедет колонна. Специалисты по изготовлению поддельных таможенных документов вообще груз не видели, они знали лишь одного человека, который давал им заказ и платил за его исполнение…

Во главе всей этой металлической тусовки стоял очень известный в криминальном мире нашего города авторитет по кличке Толя Кувалда. Он и трое его помощников – обыкновенных бойцов сопровождения контрабандных грузов – еще в 1991 году держали в своих руках весь металлический бизнес «тамбовской» группировки.



Коррумпированный Петербург.
Купить книги А.Д.Константинов |


Полезные сайты:







просмотров: 660
Ozon.travel
Search All Amazon* UK* DE* FR* JP* CA* CN* IT* ES* IN* BR* MX
Search All Ebay* AU* AT* BE* CA* FR* DE* IN* IE* IT* MY* NL* PL* SG* ES* CH* UK*
Russia St. Петербург Petersburg SPB Aviation Week Pilots Popov Edmond Morand

$7.99
End Date: Sunday Dec-16-2018 11:55:00 PST
Buy It Now for only: $7.99
|
Russia St. Петербург Petersburg SPB - Nevsky Avenue Street Mall pre WWI postcard

$1.99
End Date: Sunday Dec-16-2018 11:19:35 PST
Buy It Now for only: $1.99
|
1925 Cover Berlin Germany Kaunas Lietuva Moscow Москва St. Петербург Petersburg

$87.30
End Date: Friday Jan-11-2019 21:03:58 PST
Buy It Now for only: $87.30
|
SAINT PETERSBURG Etching 1829 rare Санкт-Петербург екатерининский дворец

$22.00
End Date: Monday Dec-31-2018 6:11:11 PST
Buy It Now for only: $22.00
|
The AeroArt St. Petersburg Collection #3784

$95.00 (0 Bids)
End Date: Friday Dec-14-2018 13:55:08 PST
Buy It Now for only: $125.00
| |
AeroArt St Petersburg Collection Horse & Soldier Minature Model

$162.50 (2 Bids)
End Date: Sunday Dec-23-2018 18:00:30 PST
|
The AeroArt St. Petersburg Collection #3557.2

$129.00 (1 Bid)
End Date: Thursday Dec-20-2018 10:24:18 PST
|
saint petersburg russia aeroart 54mm Chinese emperor seated 1993 #070.2 rare oop

$149.95 (0 Bids)
End Date: Saturday Dec-22-2018 17:35:29 PST
Buy It Now for only: $194.99
| |
Search Results from «Озон» История Санкт-Петербурга
 
 Государственный Русский музей. Альманах, №33, 2003. Санкт-Петербург. Портрет города и горожан
Государственный Русский музей. Альманах, №33, 2003. Санкт-Петербург. Портрет города и горожан
Петербург парадный и Петербург потаенный; Петербург роскошных дворцов и Петербург убогих дворов; Петербург, возбуждающий восторг, и город, рождающий мрачные, тяжелые мысли, как у героев Достоевского и Федотова. Петербург - город архитектурных ансамблей и Петербург город-спрут, съедающий живые души дымами и туманами; Петербург и Ленинград рабочих окраин, застраивающихся в 1960-е годы домами-коробками с пустынными улицами и одинокими людьми - такой он разный, этот великий город в изображениях художников XVIII- XX веков.
Структура каталога дает возможность быстро найти интересующую информацию: "Начало Петербурга", "Нева и ее набережные", "Реки, каналы, острова, мосты", "Проспекты, улицы, дворы", "Петербург торговый, промышленный, литературный, театральный", "Революционный Петроград", "Блокадный Ленинград" и другие. В издание вошло 1015 цветных воспроизведений экспонатов, хранящихся в фондах музея, с краткими аннотациями, каталожными данными и биографиями художников....

Цена:
2689 руб

 Панорама Невского проспекта / Panorama of Nevsky Prospect
Панорама Невского проспекта / Panorama of Nevsky Prospect
Эта книга дает замечательную возможность познакомиться со знаменитой "Панорамой Невского проспекта", запечатлевшей главную улицу Санкт-Петербурга в 30-е годы XIX века.

Впервые литографированные акварели В.С.Садовникова изданы полностью, в виде цветного альбома....

Цена:
459 руб

Архитектурный путеводитель по Ленинграду
Архитектурный путеводитель по Ленинграду
В путеводителе приводятся краткие сведения (автор, время постройки и стилистическая характеристика) о наиболее значительных архитектурных ансамблях и выдающихся памятниках зодчества Ленинграда. В книгу включены памятники архитектуры всех эпох, имеющие важное значение в ансамблях, застройке улиц или набережных города на Неве.
Книга иллюстрирована фотографиями наиболее интересных памятников архитектуры....

Цена:
207 руб

Основание Петербурга
Основание Петербурга
Автор книги - известный ученый, доктор исторических наук, профессор Ленинградского государственного университета им. А.А.Жданова - рассказывает об основании и развитии Петербурга в первые 25 лет его существования. Перед молодым читателем пройдут яркие картины строительства новой столицы, возникшей как город-крепость на отвоеванной у шведов исконно русской территории, а также образы людей, чьими руками и заботами создавался наш город....

Цена:
217 руб

Генрих фон Реймерс Санкт-Петербург в конце своего первого столетия Sankt-Petersburg am Ende seines ersten Jahrhunderts, historisch topographisch beschrieber
Санкт-Петербург в конце своего первого столетия
Генрих Крисгоф (Кристиан) фон Реймерс - плодовитый писатель своего времени, но как историк малоизвестный. Его книга "Санкт-Петербург в конце своего первого столетия" оказалась единственной, отметившей первый большой юбилей города. Напечатана она была в 1805 г. на немецком языке.
На русский язык переведена впервые.
Повествование в ней построено по хронологии царствований - от основателя города - Петра Великого до эпохи правления Александра I. Книга состоит из двух томов и снабжена подробными планами Петербурга. Она содержит уникальные сведения, малоизвестные даже историкам города. Еще одно достоинство книги - полный перечень печатных источников о Петербурге тех лет.

Для широкого круга читателей и историков города....

Цена:
1019 руб

 Аксонометрический план Санкт-Петербурга 1765-1773 гг. (комплект из 2 книг)
Аксонометрический план Санкт-Петербурга 1765-1773 гг. (комплект из 2 книг)
Планы Санкт-Петербурга представляют исключительный интерес, они дают полное представление о его создании, о постепенном изменении его границ и внешнего облика на протяжении веков. Бесценным памятником мировой истории и культуры является Аксонометрический план Санкт-Петербурга 1765-1773 гг., вошедший в историю по именам его создателей - "План П. де Сент-Илер, И.Соколова, А.Горихвостова". Это уникальное произведение отечественной картографии XVIII в., не имеющее аналогов в мире. План стал единственной в своем роде попыткой зафиксировать в форме аксонометрии облик столицы России в целом, т.е. в том виде, в каком город сложился к середине 60-х гг. XVIII в.

К комплекту прилагается подробные аксонометрические планы Адмиралтейской стороны и Васильевского острова....

Цена:
5090 руб

Дорога жизни - дорога к победе
Дорога жизни - дорога к победе
Эта книга о Дороге Жизни единственной военно-стратегической транспортной магистрали, которая проходила через Ладожское озеро и связывала в сентябре 1941 года по март 1943 года блокированный немецко-фашистскими войсками Ленинград с тыловыми районами страны во время Великой Отечественной войны. Дорога Жизни сыграла большую роль в обороне Ленинграда. В течение всего периода блокады города на Неве она являлась неотъемлемой частью фронта, а ее воины - моряки и речники, дорожники и автомобилисты, зенитчики и летчики, медики и строители, связисты и железнодорожники - словом, все, кто служил на Ладоге и обеспечивал бесперебойную работу этой военно-стратегической магистрали, - были одним из боевых отрядов героических защитников Ленинграда.
В книге на основе воспоминаний тех, кто вел изыскание Дороги Жизни, строил, эксплуатировал и защищал эту Ладожскую коммуникацию, раскрываются важность и значение этой героической эпопеи в битве за город на Неве, рассказывается о том, каким образом увековечен этот подвиг на Ленинградской земле и как он живет в памяти благодарных потомков, о том, как продолжают сегодня великое дело служения Отчизне дети и внуки героических защитников Ленинграда, как работают созданные на общественных началах музеи в школах, лицеях, колледжах, в вузах Санкт-Петербурга и Ленинградской области....

Цена:
204 руб

Пушкинский Петербург
Пушкинский Петербург
Предлагаемый вниманию самого широкого круга читателей альбом "Пушкинский Петербург" является дополненным и отчасти измененным вариантом переиздания книги, вышедшей в 1974 году к 175-летнему юбилею со дня рождения великого русского поэта Александра Сергеевича Пушкина, жизнь и творчество которого тесно связаны с Петербургом. В альбоме воспроизведено свыше двухсот картин, акварелей и гравюр художников - современников поэта. На них город представлен таким, каким видел его Пушкин. А.М.Гордин в своем очерке о Петербурге 1800-1830-х годов рассказывает о том, как жили, одевались, развлекались, какие события занимали разные слои столичного населения. Альбому предпослана статья академика М.П.Алексеева. Резюме и список репродукций даны на английском языке....

Цена:
539 руб

Аркадий Векслер, Тамара Крашенинникова Такая удивительная Лиговка
Такая удивительная Лиговка
Лиговский проспект - одна из старейших и наиболее протяженных магистралей Санкт-Петербурга. Сменивший много названий, он в конце концов обрел нынешнее и стал зваться в народе Лиговкой.
Вы узнаете историю Лиговки - необычайно интересной улицы, которая благодаря своей длине оказалась одной из наименее изученных улиц Северной столицы. Авторы подробно поведают о каждом строении: что находилось в нем и каких людей оно успело повидать.

Книга снабжена богатым иллюстративным материалом: старинными и современными фотографиями, картинами, портретами и картами....

Цена:
809 руб

Групповой портрет в фольклоре Санкт-Петербурга. 378 биографий от А. Меншикова до В. Матвиенко
Групповой портрет в фольклоре Санкт-Петербурга. 378 биографий от А. Меншикова до В. Матвиенко
Перед вами групповой портрет легендарных персонажей. О них говорили в литературных и светских салонах, судачили в семейном кругу, злословили в общественных местах. Они становились героями романтических легенд и политических анекдотов, о них сочиняли веселые частушки. Автору удалось собрать тысячи образцов этого бесценного материала и на его основе воссоздать историю города и его героев такими, как они виделись в народе.
В книге представлен не только исторический материал об ушедших эпохах, но и современный фольклор о ныне здравствующих общественных и политических деятелях сегодняшней петербургской истории....

Цена:
649 руб



2003 Copyright © Санкт-Петербург Peterlife.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт. Партнёрская программа.
Угостить администратора сайта, чашечкой кофе *https://paypal.me/peterlife
  Яндекс цитирования