Санкт-Петербург онлайн
Кушнер, культурная фигура Ленинграда

Кушнер, культурная фигура Ленинграда

Одной из ведущих культурных фигур Ленинграда той эпохи, для которых творческий диалог с Бродским «поверх границ» стал существенной частью их творческого бытия, был специфически «петербургский» по многим чертам своего таланта поэт Александр Кушнер, старше Бродского на четыре года. Начав печататься в 20-летнем возрасте, Кушнер, в отличие от Бродского, беспрепятственно выпускал сборник за сборником в советских издательствах. Это удивляло многих, поскольку Кушнер – еврей, как и Бродский, – не шел на идеологические компромиссы с властями и не писал официозных стихов: его классически ориентированные произведения отражали сумеречный мир ленинградского интеллектуала, сосредоточенный на умирающей красоте родного города.

Небольшого роста, большеголовый, очкастый, читавший свои стихи приглушенно, почти застенчиво, Кушнер полюбился ленинградцам нежной ненавязчивостью своих творений, их рафинированным мастерством и тем достоинством и упорством, с каким он отстаивал право для себя и своей аудитории на независимую внутреннюю жизнь, куда помпезной государственной пропаганде вход был закрыт.

Кушнер вспоминал, как Бродский в разговоре с ним как-то доказывал, что поэт должен тормошить читателя, «брать его за горло». Кушнеру подобная атака на читателя представлялась немыслимой, ибо он и Бродский – поэты диаметрально противоположных темпераментов. Сам Бродский сочувственно отмечал, что произведениям Кушнера «присуща сдержанность тона, отсутствие истерики, широковещательных заявлений, нервической жестикуляции». Но некоторые оценивали очевидное несходство двух поэтов так, как это сделал Сергей Довлатов: «Разница между Кушнером и Бродским есть разница между печалью и тоской, страхом и ужасом. Печаль и страх – реакция на время. Тоска и ужас – реакция на вечность».

Общей для Кушнера и Бродского была тема внутренней свободы и сопряженная с ней имперская тема, а также традиционная для Петербурга «тоска по мировой культуре», о которой говорил кумир обоих поэтов Мандельштам. Но судьба замкнула Кушнера в рамках Ленинграда, и он с годами все более и более делал его главным субъектом своих стихов, словно поместив город под поэтический микроскоп и описывая его со все большей тонкостью и лирическим трепетом.

Кушнер как бы совершал в своих стихах ритуальное путешествие «из Ленинграда в Петербург», увлекая за собой все растущее число спутников-поклонников, для которых подобные воображаемые перенесения становились необходимостью, сравнимой с наркотическим кайфом. Для ленинградских читателей поэзия Кушнера была желанным эскапизмом еще и потому, что в ней они могли встретиться с крылатыми тенями Пушкина, Некрасова, Достоевского, Блока, Мандельштама и Ахматовой: Кушнер, в типично «петербургской» манере, щедро населял свои произведения литературными образами, параллелями и аллюзиями. А в некоторых стихах Кушнера посвященные находили зашифрованный портрет изгнанника Бродского.

Если произведения Кушнера были своего рода литературным наркотиком для избранных, то в эти годы интеллектуальный Ленинград заливала также настоящая волна наркотического и алкогольного дурмана. В каком-то смысле и это было давней петербургской традицией. Сам основатель города Петр Великий был легендарным и неутомимым выпивохой, и про его соратников не зря говорили, что они никогда не просыхают. Первый губернатор города Александр Меншиков тоже был знаменитым пьяницей. Попойки и кутежи, типичные для высшей аристократии, укоренились затем и в петербургских артистических кругах, где стали признаком независимости и чуть ли не вызова правительству.

Один из высших государственных чиновников тиранического и морализаторского режима императора Николая I вспоминал с негодованием, что «в тесном знакомстве со всеми трактирщиками, блядями и девками Пушкин представлял тип самого грязного разврата». Для Пушкина и его современников неумеренные возлияния в дружеском кругу приравнивались к символическим приношениям на алтарь свободы[88]. Но первым петербургским гением, погибшим от злоупотребления алкоголем, стал Модест Мусоргский. Его современник с горечью вспоминал, что «пьянство было почти чем-то неизбежным для тогдашнего талантливого человека…».

Русские реформы 1860-х годов – отмена крепостного права и сопутствовавшая этому некоторая либерализация – внесли сумятицу и разброд в умы молодой петербургской интеллигенции, описанные одним наблюдателем: «Наиболее чувствительные, наиболее отзывчивые в обществе писатели видели, что та свобода, которая им рисовалась в их воображении, вовсе не такова в действительности, что личность по-прежнему порабощена, что произвол по-прежнему гуляет по всей матушке Руси рядом с самым беззастенчивым, самым гнусным насилием… И эти умные, эта соль русской земли, вся поголовно молодая и жизнерадостная, стала с горя пить чару зелена вина».

Спустя почти 100 лет в советском Ленинграде водка (а также некоторые относительно доступные тогда наркотики, вроде морфина, который можно было достать в больницах) оставалась выразительным символом конфронтации с властями. Поэт Лев Лосев, признаваясь, что «мы пили фантастически много», объяснял это так: «Всем хорошим во мне я обязан водке. Водка была катализатором духовного раскрепощения, открывала дверцы в интересные подвалы подсознания, а заодно приучала не бояться – людей, властей». В своей элегически-ностальгической книге стихов «Памяти водки» Лосев рисовал милую сердцу ленинградского интеллектуала картину кабацкого разгула:

Что пропало, того не вернуть.

Сашка, пой! Надрывайся, Абрашка!

У кого тут осталась рубашка —

не пропить, так хоть ворот рвануть.

Сергей Довлатов комментировал «достоевский» мир ленинградского культурного подполья: «Годы жалкого существования отражались на психике. Высокий процент душевных заболеваний свидетельствует об этом… Ну и конечно же, здесь царил вечный спутник российского литератора – алкоголь. Пили много, без разбору, до самозабвения и галлюцинаций». Сам Довлатов, периодически впадавший в жесточайшие запои, рассказывал о том, как тонкий эзотеричный ленинградский поэт Михаил Еремин в пьяном виде шагнул из окна, выпал на дно каменного двора и после этого падения навсегда остался инвалидом. Буйный и феноменально одаренный молодой поэт Глеб Горбовский, вихрастый, русокудрый и голубоглазый, сам себя называвший «непросыхающим шутом» и, по собственному же признанию, пивший любую жидкость с примесью алкоголя, включая политуру, одеколон и средство от перхоти, сетовал позднее на губительную и зловещую роль водки в судьбе ленинградских нонконформистов: «…сколько ярчайших талантов осеклось, преломилось на полпути к самораскрытию!»

Горбовский с горечью вспоминал о трагической судьбе талантливого прозаика-авангардиста начала 60-х годов, знатока французского экзистенциализма Рида Грачева: «Последняя встреча с этим человеком была у меня… в сумасшедшем доме, куда я попал с белой горячкой. Как сейчас помню: по коридору бывшей женской тюрьмы идет мне навстречу Рид Грачев и, несмотря ни на что, улыбается. Не мне – всему миру». (Грачев, кстати, алкоголиком не был. В больницу он попал по другому поводу.)

* * *

Грачева называл лидером и одним из своих учителей в прозе крупнейший писатель петербургской традиции последних нескольких десятилетий XX века Андрей Битов, начинавший как поэт в одном из многочисленных литературных объединений Ленинграда второй половины 50-х годов – при Горном институте, студентом которого он был. К Битову и его друзьям присоединились Кушнер и Горбовский, позднее утверждавший, что в этом коллективе молодых поэтов «акцент творческих усилий падал на идею, на пробуждение вольной мысли, на противостояние, а то и противоборство официальной литературной политике, на участие в духовном обновлении общества в тумане нравственной оттепели тех времен».



источник: Петербург - судьба и миф
История культуры Санкт-Петербурга
С.Волков


Полезные сайты:
World-Tours: Занимательная география
Россия, достопримечательности
Европа, достопримечательности
SpaceFly: Авиация мира
EducationSPB: Справочная литература




просмотров: 818
Ozon.travel
Search All Amazon* UK* DE* FR* JP* CA* CN* IT* ES* IN* BR* MX
Search All Ebay* AU* AT* BE* CA* FR* DE* IN* IE* IT* MY* NL* PL* SG* ES* CH* UK*
SAINT PETERSBURG Etching 1829 rare Санкт-Петербург екатерининский дворец

$22.00
End Date: Friday Jan-4-2019 0:59:22 PST
Buy It Now for only: $22.00
|
1866 PRINT SAINT PETERSBURG PLACE Санкт-Петербург

$22.00
End Date: Monday Dec-31-2018 6:11:11 PST
Buy It Now for only: $22.00
|
1865 PRINT RUSSIA SAINT PETERSBURG NEVA UNIVERSITY PALACE Санкт-Петербург

$22.00
End Date: Friday Jan-4-2019 1:01:00 PST
Buy It Now for only: $22.00
|
st. petersburg toy soldiers

$25.00 (1 Bid)
End Date: Thursday Dec-20-2018 22:31:29 PST
|
St. petersburg 54mm mounted Russian knight

$22.00 (0 Bids)
End Date: Monday Dec-24-2018 1:56:03 PST
|
st. petersburg toy soldiers

$22.00 (0 Bids)
End Date: Monday Dec-24-2018 1:55:57 PST
|
st. petersburg toy soldiers

$199.95 (1 Bid)
End Date: Wednesday Dec-26-2018 10:35:48 PST
|
Search Results from «Озон» История Санкт-Петербурга
 
Петербург Петра I в иностранных описаниях
Петербург Петра I в иностранных описаниях
Издание 1991 года. Сохранность хорошая.
Ранний Петербург - его облик, застройка, общественная жизнь, быт и нравы первых горожан - известны нам преимущественно по описаниям, составленным несколькими западноевропейскими современниками бурных событий в России эпохи Петра Великого, посетившими берега Невы. Наша книга - первый свод этих ценных сочинений, без которых многое в начальной истории города оказалось бы утраченным безвозвратно. Два немца (один аноним, другой - некто по фамилии Геркенс), шведский военнопленный Л.Ю. Эренмальм, шотландский офицер П.Г. Брюс, французкий путешественник О. де ла Мотрэ и два анонимных поляка были внимательными и заинтересованными наблюдателями, создавшими панораму жизни Петербурга в 1710-1726 гг. - из записи, известные лишь узкому кругу специалистов, мы представляем сегодня вниманию читателей.
Русские переводы публикуемых текстов сопровождаются введением научного характера и комментариями. Книга рассчитана как на специалистов, историков, студентов, так и на самую широкую читательскую аудиторию....

Цена:
365 руб

Екатерининский век. Панорама столичной жизни
Екатерининский век. Панорама столичной жизни
Книга М.Гордина "Екатерининский век" - начальный том серии "Былой Петербург. Панорама столичной жизни" - посвящена отличительным чертам петербургских нравов второй половины XVIII века.
Город, о котором идет речь, был самым открытым и гостеприимным в тогдашней России. То был всесветный перекресток, где сталкивались бурные и яркие стремления, идеи, судьбы,- раздолье профессиональным удальцам и авантюристам, круговорот невероятных приключений, средоточие сказочной роскоши.
В книге подробно описан быт двух Петербургов. Первый - столица грозной империи, город надменных вельмож, дурной полиции, ушлых чиновников, унижаемых барами торговцев и ремесленников, и бессловесных мужиков. Второй - это дворянский рай, где господам позволено служить или не служить по собственному усмотрению, разъезжать по белу свету и читать сочинения, запрещенные даже французской цензурой.

При работе над книгой автор опирался на разнообразные источники - мемуары, дневники, письма, газетные объявления, архивные документы, а также описания Петербурга, изданные современниками, в частности, иностранные, не переводившиеся на русский язык.

В книге более ста иллюстраций....

Цена:
659 руб

М.И. Пыляев Старый Петербург. Рассказы из былой жизни столицы
Старый Петербург. Рассказы из былой жизни столицы
Есть книги, актуальность которых не теряется даже спустя столетия. К таковым смело можно отнести сочинение М. И. Пыляева "Старый Петербург. Рассказы о былой жизни столицы", написанное в 1887 году.

Мало кому удавалось рассказать о Санкт-Петербурге так легко и непринуждённо, как ему, знаменитому журналисту, краеведу и бытописателю XIX века, сумевшему превратить официальную историю русской столицы в невероятно увлекательный рассказ.
Какими усилиями создавался этот прекрасный город, чем занимались его жители, какие строили дома, как они развлекались, чем торговали на рынках, какую одежду носили, какие анекдоты рассказывали - с помощью всех этих любовно собранных Пыляевым штрихов и деталей ему удалось создать неповторимый облик северной столицы.
...

Цена:
723 руб

С лицейского порога
С лицейского порога
Авторы книги - искусствоведы - раскрывают неизвестные страницы русской истории, культуры, освободительного движения, связанные с именами выпускников Лицея.
Книга является дополненным переизданием книги "Они учились с Пушкиным" (1976); кроме очерков о друзьях и соучениках великого русского поэта в нее включены краткие биографические сведения о выдающихся выпусках Царскосельского лицея более чем за 100-летнюю историю его существования, о тех, кто, сойдя с лицейского порога, остался верен юношеской клятве жить для блага Отечества, жить "Для Общей Пользы"....

Цена:
46 руб

Пушкинский Петербург
Пушкинский Петербург
Предлагаемый вниманию самого широкого круга читателей альбом "Пушкинский Петербург" является дополненным и отчасти измененным вариантом переиздания книги, вышедшей в 1974 году к 175-летнему юбилею со дня рождения великого русского поэта Александра Сергеевича Пушкина, жизнь и творчество которого тесно связаны с Петербургом. В альбоме воспроизведено свыше двухсот картин, акварелей и гравюр художников - современников поэта. На них город представлен таким, каким видел его Пушкин. А.М.Гордин в своем очерке о Петербурге 1800-1830-х годов рассказывает о том, как жили, одевались, развлекались, какие события занимали разные слои столичного населения. Альбому предпослана статья академика М.П.Алексеева. Резюме и список репродукций даны на английском языке....

Цена:
539 руб

Александр Марголис Санкт-Петербург (подарочное издание)
Санкт-Петербург (подарочное издание)
Богато иллюстрированное подарочное издание об истории, архитектуре и искусстве Санкт-Петербурга, вложенное в твердый футляр. Все тексты сопровождаются великолепными иллюстрациями. Отпечатанное за рубежом, издание отличается высоким качеством полиграфии, что делает его замечательным подарком, а также прекрасным украшением личной библиотеки.

Книга посвящена феномену Санкт-Петербурга, одного из тех городов мира, которые оказывают сильное воздействие на своих жителей. Неповторимая среда обитания, сущность северной столицы сказываются в рельефе местности и климате, особенностях регулярной планировки и классической архитектуры; этот город создал мощный пласт культурного наследия, традиционно выполняя миссию проводника европейской культуры в России. Наряду с современными цветными фотографиями Б.В.Манушина в альбоме широко представлены репродукции произведений живописи и графики, отражающие эволюцию архитектурных ландшафтов Северной Венеции на протяжении трех веков.

Альбом предназначен всем тем, кто увлечен историей культуры России....

Цена:
6190 руб

Большой Петергофский дворец
Большой Петергофский дворец
Архитектурно-художественный ансамбль Петродворца, композиционным центром которого является Большой Петергофский дворец, принадлежит к числу памятников, составляющих мировую славу русского искусства. Книга знакомит читателя с историей строительства Большого дворца, его восстановлением после Великой Отечественной войны, с художественными особенностями интерьеров и произведениями искусства, находящимися в экспозиции музея.
В путеводителе, написанном на основе опубликованных и неизвестных ранее материалов, освещаются некоторые проблемы реставрации памятника, возрождения интерьеров, воссоздания их декоративного убранства.
Издание адресуется массовому читателю....

Цена:
201 руб

Ломоносов
Ломоносов
История города Ломоносова (бывшего Ораниенбаума) богата яркими событиями. Начав свою жизнь в 1710 году с усадьбы царского фаворита князя Меншикова, Ораниенбаум прошел большой и славный путь, вырос в один из крупнейших городов Ленинградской области, стал административным районным центром.
В книге рассказывается о прошлом и настоящем города....

Цена:
195 руб

Крейсер "Аврора"
Крейсер "Аврора"
Авторы книги научные сотрудники Центрального военно-морского музея предлагают вниманию читателей путеводитель по филиалу музея, открытому на легендарной "Авроре". Экспозиции музея рассказывают о штурмовых Октябрьских днях 1917 года, о славной истории героического крейсера....

Цена:
126 руб

Сергей Глезеров Петербургские окрестности. Быт и нравы начала ХХ века
Петербургские окрестности. Быт и нравы начала ХХ века
Окрестности Санкт-Петербурга привычно ассоциируются у нас с всемирно известными архитектурно-ландшафтными шедеврами: Петергофом. Павловском, Царским Селом, Гатчиной. Им посвящено множество монографий, альбомов и брошюр.
Повседневная жизнь рядовых обывателей пригородов Северной столицы, проживавших отнюдь не во дворцах, обычно остается в тени. Предлагаемая книга известного журналиста-краеведа Сергея Глезерова восполняет этот пробел. Скрупулезно исследовав множество архивных документов и старых публикаций конца XIX - начала XX века, автор увлеченно рассказал малоизвестные любопытные сведения о жизни разных сословий той поры в окрестностях Петербурга....

Цена:
589 руб



2003 Copyright © Санкт-Петербург Peterlife.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт. Партнёрская программа.
Угостить администратора сайта, чашечкой кофе *https://paypal.me/peterlife
  Яндекс цитирования