Санкт-Петербург онлайн
Литературный «диссидент» Лесков

Литературный «диссидент» Лесков

Литературный «диссидент» Лесков любил экзотические сюжеты, на которые ошарашенные критики не знали, как и реагировать. Его «очерк» о купчихе Катерине Измайловой, которую роковая любовь толкает на тройное убийство, более полувека оставался в тени; мировую славу принесла ему опера Шостаковича. Парадокс заключается в том, что Шостакович радикально переосмыслил сюжет Лескова; как написал об этом Соллертинский, «изменена оценка ролей: жертвы становятся палачами, убийца – жертвой». У Шостаковича Катерина убивает защищаясь, и композитор ее оправдывает. Женоненавистническое произведение Лескова трансформировано в феминистский апофеоз.

Соллертинский считал, что «в истории русского музыкального театра после «Пиковой дамы» не появлялось произведения такого масштаба и глубины, как «Леди Макбет». В своих операх Чайковский трактовал женские характеры с пронзительной жалостью и симпатией. Шостакович продолжил эту традицию. Его Катерина – «полифоническая» героиня, в ней борются сильные страсти и глубокие чувства, она может быть нежной, страстной, заботливой, жестокой. Соллертинский одним из первых отметил, что вокальная партия убийцы Катерины – «сплошь лирическая, глубоко певучая», при том что опере в целом присущ «трагический – скорее шекспировский, нежели лесковский размах…».

В «Леди Макбет Мценского уезда» Шостаковича существуют остроконтрастные куски: экспрессионистское изображение звериного купеческого быта, сатирические «карнавальные» картинки полицейского аппарата, драматические сцены из жизни каторги «по Достоевскому». Еще одно разительное сходство оперы с «полифоническими» романами Достоевского: криминальный сюжет произведения, держа публику в постоянном напряжении, развертывается так, что дает повод к социальным и философским обобщениям.

С членами своего кружка Бахтин обсуждал идею особого, «полифонического художественного мышления», выходящего за пределы жанра романа. В своей второй опере Шостакович показал себя мастером такого мышления. Он не судит Катерину Измайлову, а дает ей возможность высказаться через противоречивые действия и эмоции. Это произведение Шостаковича создавалось в сфере влияния эстетики кружка Бахтина. Видный участник кружка Соллертинский был ближайшим советчиком Шостаковича в годы написания этого опуса. Он присутствовал на всех репетициях оперы, активно вмешиваясь в их ход, постоянно подбадривая, подстрекая и провоцируя дирижера, солистов да и самого автора.

Премьера «Леди Макбет» в 1934 году в Ленинграде прошла с феноменальным успехом: в первые же пять месяцев оперу показали при аншлагах 36 раз. Счастливый Шостакович мог себе позволить в письме к другу иронизировать: «Публика слушает очень внимательно и начинает бежать за галошами только после падения занавеса». «Леди Макбет» поставили и в Москве, тоже триумфально, но здесь произошла катастрофа: в январе 1936 года на одно из представлений оперы пришел сам Сталин. Спектакль его разгневал, и он ушел, не дождавшись конца.

Об эмоциях Сталина можно с большой достоверностью судить по появившейся через два дня в партийной газете «Правда» передовице «Сумбур вместо музыки», почти наверняка продиктованной самим Сталиным: «Слушателя с первой же минуты ошарашивает в опере нарочито нестройный, сумбурный поток звуков. Обрывки мелодии, зачатки музыкальной фразы тонут, вырываются, снова исчезают в грохоте, скрежете и визге. Следить за этой «музыкой» трудно, запомнить ее невозможно… Музыка крякает, ухает, пыхтит, задыхается, чтобы как можно натуральнее изобразить любовные сцены… Хищница-купчиха, дорвавшаяся путем убийств к богатству и власти, представлена в виде какой-то «жертвы» буржуазного общества… Это воспевание купеческой похотливости некоторые критики назвали сатирой. Ни о какой сатире здесь и речи не может быть. Всеми средствами и музыкальной и драматической выразительности автор пытается привлечь симпатии публики к грубым и вульгарным стремлениям и поступкам купчихи Екатерины Измайловой».

Все это сказано темпераментно, от души. Нетрудно поверить, что Сталина лично оскорбили и экспрессионистские излишества музыки Шостаковича, и ее беспрецедентно откровенный эротический характер, и общий ярко выраженный феминистский характер оперы. Но Сталин имел в виду нечто более серьезное, чем публичное выражение личного неудовольствия. Это стало ясным, когда редакционные статьи «Правды», яростно атакующие «формалистов» и «псевдоноваторов» в советском искусстве, посыпались одна за другой. Характерны их грубые, безапелляционные, звучащие как приговоры заголовки: «Балетная фальшь», «Какофония в архитектуре», «О художниках-пачкунах», «Внешний блеск и фальшивое содержание».

В обязательном порядке организовывались их «обсуждения», на которых безумно напуганные писатели, композиторы, художники обвиняли друг друга в формализме, отрыве от народа и прочих смертных грехах, а также упражнялись в смиренной самокритике. Подобного публичного унижения в той или иной степени не избежал ни один крупный деятель советского искусства.

В передовице «Правды» об опере Шостаковича, давшей толчок этой лавине, была сформулирована с предельной четкостью официальная жесткая установка, которая охватывала не просто искусство, а культуру в широком смысле: «Левацкое уродство в опере растет из того же источника, что и левацкое уродство в живописи, в поэзии, в педагогике, в науке. Мелкобуржуазное «новаторство» ведет к отрыву от подлинного искусства, науки, от подлинной литературы». Одна фраза из этой передовицы звучала особенно зловеще, «по-сталински»: «Это игра в заумные вещи, которая может кончиться очень плохо».

Публикации в «Правде» были справедливо восприняты как прямые директивы. «Леди Макбет Мценского уезда» Шостаковича немедленно сняли с репертуара и в Ленинграде, и в Москве. Обруганные книги изымались из библиотек и уничтожались, пьесы запрещались, художественные выставки закрывались. Один чиновник от культуры позднее вспоминал, как его послали «навести окончательный порядок» в ленинградский Русский музей, где хранилась ценная коллекция отечественного авангарда. Придя в музей, он увидел в залах кучи мусора, из которых торчали работы Малевича и Филонова. Ему было приказано эти картины уничтожить. Рискуя головой, он упрятал их глубоко в запасники, сохранив для будущих поколений.

Культурные «чистки» 1936 года стали кульминацией длительного процесса, в ходе которого искусный манипулятор общественным мнением Сталин формировал советское искусство и литературу согласно своим далеко идущим пропагандистским целям. Уже в 1932 году он распустил все литературные и художественные группировки, в том числе и всемогущую Российскую ассоциацию пролетарских писателей (РАПП), на которую прежде опирался. Термины «пролетарская культура» и «попутчики революции», которыми так ловко жонглировала РАПП, были отменены, вместо них вводились новые – «советская культура» и «советские писатели». Единая новая организация – Союз советских писателей – создавалась как образец для бюрократической координации всех «творческих» профессий, в том числе композиторов, художников, архитекторов.

Одновременно официально было провозглашено, что магистральной дорогой развития советской культуры является реализм, но не простой, а «социалистический». Имелось в виду, что советские творческие силы должны восхвалять социализм и делать это в традиционных реалистических формах. Была создана атмосфера, в которой со все возраставшей ригористичностью любая попытка к экспериментаторству в искусстве объявлялась формализмом. Соответственно, «формалист» стал самым страшным ярлыком, какой только мог быть навешен на писателя, художника или композитора.

Запуганные и сломленные лидеры русского авангарда сдавались один за другим; в 30-е годы это называлось перестройкой. Перестроиться пытался, к примеру, Малевич. Перестав работать в своей супрематической манере, он стал писать реалистические портреты. Это интересные и значительные картины, но в душе Малевич, вне всякого сомнения, продолжал считать себя в первую очередь создателем нефигуративного супрематизма. Когда в 1935 году Малевич умер, то его, по свидетельству Лидии Гинзбург, «хоронили с музыкой и в супрематическом гробу. Публика стояла на Невском шпалерами, и в публике говорили: наверно, иностранец! <…> Супрематический гроб был исполнен по рисунку покойника. Для крышки он запроектировал квадрат, круг и крест, но крест отвели, хотя он и назывался пересечением двух плоскостей».

Отношение массовой аудитории к авангардистам как к иностранцам отмечено зорко. В России экспериментальное искусство, в сущности, так и не привилось. Во все времена особенно высоко ценилось «гражданское» направление в культуре, а требование «реализма», понимаемого в первую очередь как натуралистическое жизнеподобие, было выдвинуто популистами еще в 60-е годы XIX века и тогда же утвердилось в интеллектуальных кругах. Как говорила с горечью в 60-е годы Анна Ахматова, «в то хорошее, к чему призывали народники, никто не поверил. А в «реализм» их – поверили сразу. И надолго».

В первые годы XX века символисты и главным образом художественное общество «Мир искусства» во главе с Александром Бенуа и Дягилевым преуспели в перевоспитании значительной части русской интеллектуальной элиты, особенно в Петербурге. Новые представления о возможностях и задачах культуры начали пускать корни; этот период, окрашенный Серебряным веком, подготовил почву для буйного цветения русского авангарда. Но широкие круги профессионалов, не говоря уж о публике, остались от этого процесса в стороне. Когда после революции 1917 года авангард, на короткий период захватив некоторые командные позиции, попытался распространиться вглубь и вширь, культурная контрреволюция не замедлила себя ждать.

Петербург, как наиболее западно ориентированный из русских культурных центров, раньше всех воспринял идеи модерна и дольше всех оставался площадкой для авангардных экспериментов. В послереволюционные годы культурный «левый фронт» в Петрограде-Ленинграде представил ослепительно талантливые вещи: полотна Малевича и Филонова, конструкции Татлина, театральные постановки Соколовского и Терентьева, «Фабрику эксцентрического актера», хореографию Лопухова и Баланчина, «новую петербургскую прозу», ОБЭРИУ, симфонии и оперы Шостаковича. Но вся эта лихорадочная работа, импульс которой был задан во многом новациями Серебряного века и которую Лев Лосев предложил суммировать как «бронзовый век», совершалась в неподходящей атмосфере, под постоянным и все усиливавшимся давлением одновременно сверху и снизу.

Сверху нажим исходил от укреплявшегося не по дням, а по часам бюрократического государственного аппарата. Снизу напирали хлынувшие в город необразованные крестьянские массы. Агрессивно-консервативный, филистерский вкус в культуре был общим для верхов и низов. В этой обстановке «бронзовый век» в Ленинграде, как и во всей стране, был обречен.

Внутри России «левому фронту» не удалось выполнить и малой части своих задач. Зато он стал необычайно популярным в интеллектуальных кругах Запада. В этом аспекте сравнение с «Миром искусства» оказывается поучительным. Лидеры «Мира искусства», за исключением Дягилева, не стали культурными иконами на Западе; это же можно сказать и о русских символистах. Зато внутри России культуртрегерские задачи «Мира искусства» и символистов оказались в значительной степени реализованными. Правда, и здесь «социалистическим реалистам» удалось оттеснить в тень многих общепризнанных «мирискусников». Но это произошло позднее, на переломе XX века, и менее всего затронуло Ленинград, в котором авторитет «Мира искусства» даже в самые тяжкие годы сталинского культурного «зажима» оставался, вопреки господствующему подходу, незыблемым.



источник: Петербург - судьба и миф
История культуры Санкт-Петербурга
С.Волков


Полезные сайты:
World-Tours: Занимательная география
Россия, достопримечательности
Европа, достопримечательности
SpaceFly: Авиация мира
EducationSPB: Справочная литература



Почему Георг I стал королём Греции, заняв на выборах лишь 18 место?
В 1862 году греки свергли короля Оттона, но от самой идеи монархии отказываться не захотели, решив выбрать нового монарха на всеобщем референдуме. Бюллетеней с кандидатами не было, и любой подданный мог предлагать свою кандидатуру. Убедительную победу с 230 тысячами голосов (более 95%) одержал сын королевы Виктории принц Альфред, но королём стать не смог, так как задолго до этого Великобритания, Франция и Россия подписали договор, по которому ни один член их монарших фамилий не мог занять греческий трон. По этой же причине от трона отказалось множество других кандидатур, и лишь датский принц Вильгельм, набравший только 6 голосов и занявший 18 место, не имел возражений. Именно он под именем Георг правил Грецией следующие 50 лет.
Search Results from eBay

Писатели Крыму /Литературный альманах
$26.54
End Date: Jun-22 05:23
Buy It Now for only: US $26.54
Buy it now |
=====
Количество просмотров страницы: 363
Торговая марка «Albico» Кухонный фартук «Петербург ночной» 2800*610*6мм в розницу - 3990 руб.ш
Специальное предложение для покупателей Санкт-Петербурга и Северо-Западного округа.
По промокоду "PETERLIFE (ПЕТЕРЛАЙФ)" - подарок, комплект планок для стеновой панели.
Search Results from «Озон» История Санкт-Петербурга
 
Светлана Лиманова Столичные торжества Российской империи в царствование Николая II
Столичные торжества Российской империи в царствование Николая II
Книга кандидата исторических наук С.А.Лимановой содержит подробный рассказ о различных видах имперских торжеств рубежа ХIХ-ХХ веков: похоронах Александра III, коронации Николая II, имперских юбилеях, открытии памятников, встречах глав государств - об этих и других церемониях, привлекавших внимание, вызывавших восхищение, удивление и... многочисленные критические суждения! Консолидация всех слоев населения, укрепление престижа монархии, пропаганда патриотических настроений - вот главные цели, которые ставились при организации имперских торжеств. Глядя на торжества сквозь призму городской столичной жизни, автор пытается выяснить, как часто они устраивались? Кто и как занимался их организацией? Каким образом менялись привычный облик и ритм жизни Петербурга и Москвы в торжественные дни? Чем руководствовались приходившие зрители? Какие впечатления у них оставались? И наконец, ответить на один из главных вопросов: насколько эффективной можно назвать практику проведения подобных мероприятий?...

Цена:
601 руб

Был город-фронт, была блокада...
Был город-фронт, была блокада...
В этой книге — рассказы, стихи, газетные статьи, странички дневников, воспоминания... Можно сказать иначе: в этой книге — документы.
Стихотворение, рассказ, написанные в тяжелые годы войны, в годы ленинградской блокады, — это уже не просто рассказ, не просто стихотворение, а свидетельство очевидца. И значит — документ.
Не каждому из авторов этой книги удавалось писать в годы войны. Но память хранит все, что пережито. Строчки ложатся на белый лист бумаги, и память тоже становится документом. Авторы этой книги — солдаты и офицеры Ленинградского фронта, школьники блокадных лет, их учителя, главный механик хлебозавода и шофер Дороги жизни, военный корреспондент и блокадный почтальон... Каждый из авторов видел войну, прошел через все трудности жизни в осажденном городе, знает бомбежки и артиллерийские обстрелы, голод и промерзшие насквозь стены домов.
В иных книгах поэты и прозаики прибегают к домыслу, к вымыслу. В этой книге каждое слово — правда....

Цена:
353 руб

Летний сад
Летний сад
Книга выполнена в стиле путеводителя по Летнему саду в Санкт-Петербурге. В ней кратко рассказывается об истории, скульптуре, архитектуре и других достопримечательностях этого замечательного произведения ландшафтного дизайна.
Издание иллюстрировано черно-белыми фотографиями....

Цена:
86 руб

Санкт - Петербург. 1000 вопросов и ответов
Санкт - Петербург. 1000 вопросов и ответов
Книга Б. К. Пукинского, построенная в форме вопросов и ответов, повествует о наиболее интересных событиях и фактах из истории Санкт - Петербурга и его сегодняшней жизни, о природных условиях региона, о памятниках скульптуры и архитектуры, которыми так...

Цена:
146 руб

Декреты Советской власти о Петрограде 1917 - 1918
Декреты Советской власти о Петрограде 1917 - 1918
В книге собраны декреты и постановления Советского правительства о Петрограде. Многие из них приняты в период пребывания правительства во главе с В.И.Лениным в этом городе. В представленных документах видно стремление партии и государства к развитию экономики, науки и культуры, улучшению условий труда и быта рабочих и всего населения Петрограда....

Цена:
299 руб

"Люблю тебя, Петра творенье". Пушкинские места Ленинграда
"Люблю тебя, Петра творенье". Пушкинские места Ленинграда
Книга представляет собой переработанное и дополненное издание вышедшего в 1974 году сборника "Пушкинские места Ленинграда". Она состоит из отдельных очерков, повествующих о памятных местах нашего города, связанных с именем Пушкина, и прежде всего о домах, где жил и творил великий поэт. Пушкин знал и любил Петербург, во многих своих произведениях он писал о городе как историк и летописец, как бытописатель "города пышного, города бедного".
В своих бессмертных творениях поэт запечатлел красоту и совершенство города на Неве, создав в его честь поэтический гимн....

Цена:
60 руб

Дневник и память
Дневник и память
Основу этой книги составляют дневниковые записи автора, охватывающие период блокады Ленинграда с марта по август 1942 года. Автор работал в то время главным механиком Металлического завода. В дневнике запечатлены личные переживания, но в них отразились важные события той героической поры.
Рассчитанная на широкий круг читателей, книга открывает перед вами достоверную картину жизни одного производственного коллектива в условиях блокады....

Цена:
30 руб

Каменный остров
Каменный остров
Книга посвящена одному из самых поэтических уголков Ленинграда — Каменному острову, получившему в 1989 г. статус заповедника.
Читатель познакомится с историей формирования архитектурно-паркового ансамбля, с памятниками истории и культуры, с именами выдающихся архитекторов и паркостроителей, художников, литераторов, ученых, жизнь и творчество которых были связаны с Каменным островом.
Адресована массовому читателю....

Цена:
80 руб

Площадь Революции
Площадь Революции
Книга рассказывает об истории первой площади Петербурга, о ее настоящем и будущем.
Здесь в апреле 1917 года после возвращения из эмиграции с балкона особняка Кшесинской В.И.Ленин выступал перед рабочими, революционными солдатами и матросами Петрограда. В память о многочисленных демонстрациях и митингах, проходивших на площади в 1917 году, она названа площадью Революции.
В наши дни площадь и прилегающая территория превратились в единый мемориальный комплекс, который отражает этапы зарождения и строительства Петербурга - Петрограда - Ленинграда и историю революционного движения в России - от декабристов до выстрела "Авроры" в дни Великого Октября....

Цена:
64 руб

Александр Краснолуцкий Охтинская энциклопедия. Малая Охта
Охтинская энциклопедия. Малая Охта
Представляем вашему вниманию второй том "Охтинской энциклопедии" - "Малая Охта". В книге представлен богатейший материал из различных исторических источников - летописей, частных коллекции, научных исследований, мемуаров.
Автор поведает вам много нового и интересного об улицах и переулках, о реках и мостах, памятниках и церквях этого исторического района... Строго научная структурированность книги А.Ю.Краснолуцкого только подчеркивает яркий и динамичный авторский стиль изложения, а богатая насыщенность иллюстративным материалом и подробные приложения делают ее интересной не только для опытных исследователей, но и для всех тех. кому интересна история Санкт-Петербурга в общем и Охты в частности....

Цена:
709 руб



2003 Copyright © Санкт-Петербург Peterlife.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт
Угостить администратора сайта, чашечкой кофе *https://paypal.me/peterlife
  Яндекс цитирования