Санкт-Петербург онлайн
Литературный «диссидент» Лесков

Литературный «диссидент» Лесков

Литературный «диссидент» Лесков любил экзотические сюжеты, на которые ошарашенные критики не знали, как и реагировать. Его «очерк» о купчихе Катерине Измайловой, которую роковая любовь толкает на тройное убийство, более полувека оставался в тени; мировую славу принесла ему опера Шостаковича. Парадокс заключается в том, что Шостакович радикально переосмыслил сюжет Лескова; как написал об этом Соллертинский, «изменена оценка ролей: жертвы становятся палачами, убийца – жертвой». У Шостаковича Катерина убивает защищаясь, и композитор ее оправдывает. Женоненавистническое произведение Лескова трансформировано в феминистский апофеоз.

Соллертинский считал, что «в истории русского музыкального театра после «Пиковой дамы» не появлялось произведения такого масштаба и глубины, как «Леди Макбет». В своих операх Чайковский трактовал женские характеры с пронзительной жалостью и симпатией. Шостакович продолжил эту традицию. Его Катерина – «полифоническая» героиня, в ней борются сильные страсти и глубокие чувства, она может быть нежной, страстной, заботливой, жестокой. Соллертинский одним из первых отметил, что вокальная партия убийцы Катерины – «сплошь лирическая, глубоко певучая», при том что опере в целом присущ «трагический – скорее шекспировский, нежели лесковский размах…».

В «Леди Макбет Мценского уезда» Шостаковича существуют остроконтрастные куски: экспрессионистское изображение звериного купеческого быта, сатирические «карнавальные» картинки полицейского аппарата, драматические сцены из жизни каторги «по Достоевскому». Еще одно разительное сходство оперы с «полифоническими» романами Достоевского: криминальный сюжет произведения, держа публику в постоянном напряжении, развертывается так, что дает повод к социальным и философским обобщениям.

С членами своего кружка Бахтин обсуждал идею особого, «полифонического художественного мышления», выходящего за пределы жанра романа. В своей второй опере Шостакович показал себя мастером такого мышления. Он не судит Катерину Измайлову, а дает ей возможность высказаться через противоречивые действия и эмоции. Это произведение Шостаковича создавалось в сфере влияния эстетики кружка Бахтина. Видный участник кружка Соллертинский был ближайшим советчиком Шостаковича в годы написания этого опуса. Он присутствовал на всех репетициях оперы, активно вмешиваясь в их ход, постоянно подбадривая, подстрекая и провоцируя дирижера, солистов да и самого автора.

Премьера «Леди Макбет» в 1934 году в Ленинграде прошла с феноменальным успехом: в первые же пять месяцев оперу показали при аншлагах 36 раз. Счастливый Шостакович мог себе позволить в письме к другу иронизировать: «Публика слушает очень внимательно и начинает бежать за галошами только после падения занавеса». «Леди Макбет» поставили и в Москве, тоже триумфально, но здесь произошла катастрофа: в январе 1936 года на одно из представлений оперы пришел сам Сталин. Спектакль его разгневал, и он ушел, не дождавшись конца.

Об эмоциях Сталина можно с большой достоверностью судить по появившейся через два дня в партийной газете «Правда» передовице «Сумбур вместо музыки», почти наверняка продиктованной самим Сталиным: «Слушателя с первой же минуты ошарашивает в опере нарочито нестройный, сумбурный поток звуков. Обрывки мелодии, зачатки музыкальной фразы тонут, вырываются, снова исчезают в грохоте, скрежете и визге. Следить за этой «музыкой» трудно, запомнить ее невозможно… Музыка крякает, ухает, пыхтит, задыхается, чтобы как можно натуральнее изобразить любовные сцены… Хищница-купчиха, дорвавшаяся путем убийств к богатству и власти, представлена в виде какой-то «жертвы» буржуазного общества… Это воспевание купеческой похотливости некоторые критики назвали сатирой. Ни о какой сатире здесь и речи не может быть. Всеми средствами и музыкальной и драматической выразительности автор пытается привлечь симпатии публики к грубым и вульгарным стремлениям и поступкам купчихи Екатерины Измайловой».

Все это сказано темпераментно, от души. Нетрудно поверить, что Сталина лично оскорбили и экспрессионистские излишества музыки Шостаковича, и ее беспрецедентно откровенный эротический характер, и общий ярко выраженный феминистский характер оперы. Но Сталин имел в виду нечто более серьезное, чем публичное выражение личного неудовольствия. Это стало ясным, когда редакционные статьи «Правды», яростно атакующие «формалистов» и «псевдоноваторов» в советском искусстве, посыпались одна за другой. Характерны их грубые, безапелляционные, звучащие как приговоры заголовки: «Балетная фальшь», «Какофония в архитектуре», «О художниках-пачкунах», «Внешний блеск и фальшивое содержание».

В обязательном порядке организовывались их «обсуждения», на которых безумно напуганные писатели, композиторы, художники обвиняли друг друга в формализме, отрыве от народа и прочих смертных грехах, а также упражнялись в смиренной самокритике. Подобного публичного унижения в той или иной степени не избежал ни один крупный деятель советского искусства.

В передовице «Правды» об опере Шостаковича, давшей толчок этой лавине, была сформулирована с предельной четкостью официальная жесткая установка, которая охватывала не просто искусство, а культуру в широком смысле: «Левацкое уродство в опере растет из того же источника, что и левацкое уродство в живописи, в поэзии, в педагогике, в науке. Мелкобуржуазное «новаторство» ведет к отрыву от подлинного искусства, науки, от подлинной литературы». Одна фраза из этой передовицы звучала особенно зловеще, «по-сталински»: «Это игра в заумные вещи, которая может кончиться очень плохо».

Публикации в «Правде» были справедливо восприняты как прямые директивы. «Леди Макбет Мценского уезда» Шостаковича немедленно сняли с репертуара и в Ленинграде, и в Москве. Обруганные книги изымались из библиотек и уничтожались, пьесы запрещались, художественные выставки закрывались. Один чиновник от культуры позднее вспоминал, как его послали «навести окончательный порядок» в ленинградский Русский музей, где хранилась ценная коллекция отечественного авангарда. Придя в музей, он увидел в залах кучи мусора, из которых торчали работы Малевича и Филонова. Ему было приказано эти картины уничтожить. Рискуя головой, он упрятал их глубоко в запасники, сохранив для будущих поколений.

Культурные «чистки» 1936 года стали кульминацией длительного процесса, в ходе которого искусный манипулятор общественным мнением Сталин формировал советское искусство и литературу согласно своим далеко идущим пропагандистским целям. Уже в 1932 году он распустил все литературные и художественные группировки, в том числе и всемогущую Российскую ассоциацию пролетарских писателей (РАПП), на которую прежде опирался. Термины «пролетарская культура» и «попутчики революции», которыми так ловко жонглировала РАПП, были отменены, вместо них вводились новые – «советская культура» и «советские писатели». Единая новая организация – Союз советских писателей – создавалась как образец для бюрократической координации всех «творческих» профессий, в том числе композиторов, художников, архитекторов.

Одновременно официально было провозглашено, что магистральной дорогой развития советской культуры является реализм, но не простой, а «социалистический». Имелось в виду, что советские творческие силы должны восхвалять социализм и делать это в традиционных реалистических формах. Была создана атмосфера, в которой со все возраставшей ригористичностью любая попытка к экспериментаторству в искусстве объявлялась формализмом. Соответственно, «формалист» стал самым страшным ярлыком, какой только мог быть навешен на писателя, художника или композитора.

Запуганные и сломленные лидеры русского авангарда сдавались один за другим; в 30-е годы это называлось перестройкой. Перестроиться пытался, к примеру, Малевич. Перестав работать в своей супрематической манере, он стал писать реалистические портреты. Это интересные и значительные картины, но в душе Малевич, вне всякого сомнения, продолжал считать себя в первую очередь создателем нефигуративного супрематизма. Когда в 1935 году Малевич умер, то его, по свидетельству Лидии Гинзбург, «хоронили с музыкой и в супрематическом гробу. Публика стояла на Невском шпалерами, и в публике говорили: наверно, иностранец! <…> Супрематический гроб был исполнен по рисунку покойника. Для крышки он запроектировал квадрат, круг и крест, но крест отвели, хотя он и назывался пересечением двух плоскостей».

Отношение массовой аудитории к авангардистам как к иностранцам отмечено зорко. В России экспериментальное искусство, в сущности, так и не привилось. Во все времена особенно высоко ценилось «гражданское» направление в культуре, а требование «реализма», понимаемого в первую очередь как натуралистическое жизнеподобие, было выдвинуто популистами еще в 60-е годы XIX века и тогда же утвердилось в интеллектуальных кругах. Как говорила с горечью в 60-е годы Анна Ахматова, «в то хорошее, к чему призывали народники, никто не поверил. А в «реализм» их – поверили сразу. И надолго».

В первые годы XX века символисты и главным образом художественное общество «Мир искусства» во главе с Александром Бенуа и Дягилевым преуспели в перевоспитании значительной части русской интеллектуальной элиты, особенно в Петербурге. Новые представления о возможностях и задачах культуры начали пускать корни; этот период, окрашенный Серебряным веком, подготовил почву для буйного цветения русского авангарда. Но широкие круги профессионалов, не говоря уж о публике, остались от этого процесса в стороне. Когда после революции 1917 года авангард, на короткий период захватив некоторые командные позиции, попытался распространиться вглубь и вширь, культурная контрреволюция не замедлила себя ждать.

Петербург, как наиболее западно ориентированный из русских культурных центров, раньше всех воспринял идеи модерна и дольше всех оставался площадкой для авангардных экспериментов. В послереволюционные годы культурный «левый фронт» в Петрограде-Ленинграде представил ослепительно талантливые вещи: полотна Малевича и Филонова, конструкции Татлина, театральные постановки Соколовского и Терентьева, «Фабрику эксцентрического актера», хореографию Лопухова и Баланчина, «новую петербургскую прозу», ОБЭРИУ, симфонии и оперы Шостаковича. Но вся эта лихорадочная работа, импульс которой был задан во многом новациями Серебряного века и которую Лев Лосев предложил суммировать как «бронзовый век», совершалась в неподходящей атмосфере, под постоянным и все усиливавшимся давлением одновременно сверху и снизу.

Сверху нажим исходил от укреплявшегося не по дням, а по часам бюрократического государственного аппарата. Снизу напирали хлынувшие в город необразованные крестьянские массы. Агрессивно-консервативный, филистерский вкус в культуре был общим для верхов и низов. В этой обстановке «бронзовый век» в Ленинграде, как и во всей стране, был обречен.

Внутри России «левому фронту» не удалось выполнить и малой части своих задач. Зато он стал необычайно популярным в интеллектуальных кругах Запада. В этом аспекте сравнение с «Миром искусства» оказывается поучительным. Лидеры «Мира искусства», за исключением Дягилева, не стали культурными иконами на Западе; это же можно сказать и о русских символистах. Зато внутри России культуртрегерские задачи «Мира искусства» и символистов оказались в значительной степени реализованными. Правда, и здесь «социалистическим реалистам» удалось оттеснить в тень многих общепризнанных «мирискусников». Но это произошло позднее, на переломе XX века, и менее всего затронуло Ленинград, в котором авторитет «Мира искусства» даже в самые тяжкие годы сталинского культурного «зажима» оставался, вопреки господствующему подходу, незыблемым.



источник: Петербург - судьба и миф
История культуры Санкт-Петербурга
С.Волков


Полезные сайты:
World-Tours: Занимательная география
Россия, достопримечательности
Европа, достопримечательности
SpaceFly: Авиация мира
EducationSPB: Справочная литература




просмотров: 380
Booking.com
Search Results from Ebay.US* DE* FR* UK
Search Results from «Озон» История Санкт-Петербурга
 
Лев Лурье Град Обреченный. Путеводитель по Петербургу перед революцией
Град Обреченный. Путеводитель по Петербургу перед революцией
Эта книга - путеводитель по Петербургу, каким он был в последние годы существования империи: город высочайших приемов, майских парадов на Марсовом поле, балетов Фокина в декорациях Бакста, посиделок поэтов в "Бродячей собаке". Автор предлагает совершить две прогулки по аристократической части Петербурга-Петрограда и попытаться понять суть предсмертного цветения города и его скорого краха....

Цена:
589 руб

Дворец у Синего моста
Дворец у Синего моста
Настоящее издание - рассказ об одном из выдающихся памятников культуры Санкт-Петербурга Мариинском дворце, построенном императором Николаем I для любимой дочери - великой княгини Марии Николаевны и названном в ее честь, ставшим впоследствии резиденцией органов власти России - царской, буржуазной, пролетарской Ленинграда и Петербурга наших дней. Немалым достоинством книги является политическая история дворца и исторических событий в его стенах.
Издание иллюстрировано....

Цена:
1019 руб

Административно-территориальное деление Ленинградской области. Справочник
Административно-территориальное деление Ленинградской области. Справочник
Справочник содержит сведения об административно-территориальном устройстве Ленинградской области, В нем сообщаются данные о районах, городах районного и областного подчинения, рабочих поселках и сельсоветах; приводятся все населенные пункты в алфавитном порядке с указанием их принадлежности к районам, поселкам и сельсоветам.
Книга может быть использована как справочное пособие в работе партийных, советских, административных, плановых, хозяйственных органов, научных учреждений и других, организаций....

Цена:
40 руб

Дома рассказывают. Выпуск 2
Дома рассказывают. Выпуск 2
Предлагаемая книга посвящена истории петербургских домов, жизненным и творческим судьбам их обитателей и гостей. Сюда включено шесть очерков, среди которых рассказы о доме Шуберта на Васильевском острове, о домах принца Ольденбургского у Летнего сада и Голубевых на Карповке, об архитектурных шедеврах - доме Адамини на Марсовом поле и Шереметевском дворце на Фонтанке, о скромном доме № 60 на Литейном проспекте.
Читатели обратят внимание на то, что в разных очерках встречаются одни и те же персонажи, связанные друг с другом зримыми и незримыми нитями, общностью или сходством судеб. Все эти дома образуют мощный историко-культурный пласт, в котором в полной мере отразилась история города на Неве....

Цена:
589 руб

М. Ф. Альбедиль Санкт-Петербург. История и архитектура
Санкт-Петербург. История и архитектура
Предлагаем вашему вниманию богато иллюстрированный альбом САНКТ-ПЕТЕРБУРГ. ИСТОРИЯ И АРХИТЕКТУРА.
На свете немного найдется городов с такой удивительной судьбой, какая выпала Санкт-Петербургу, блистательной северной столице: он был создан могучей волею одного человека, Петра Великого. Городу было суждено родиться и вырасти на приневских землях, до XI в. входивших в Водскую пятину Великого Новгорода, занимавшего север Великой Русской равнины. Невские берега издавна привлекали шведов, стремившихся обосноваться в этих краях надолго, и потому важной частью общерусского дела считалось удержание новгородских границ, препятствующих шведской колонизации....

Цена:
578 руб

И. Т. Варго Шлиссельбургская каторжная тюрьма в фотографиях Карла Буллы
Шлиссельбургская каторжная тюрьма в фотографиях Карла Буллы
Шлиссельбургская каторжная тюрьма, которая в 1907 году получила название Шлиссельбургский каторжный централ, была крупнейшей в центральной части Российской империи.
Описание крепости как природной и исторической достопримечательности до начала ХХ века встречается в литературе крайне редко.
В связи с этим огромную историческую ценность представляют двадцать четыре фотографии Карла Буллы из фондов Государственного музея истории Санкт-Петербурга, на которых изображена Шлиссельбургская каторжная тюрьма.
Восемь снимков сделаны 9 и 10 октября 1902 года - в дни празднования 200-летия Шлиссельбурга, куда по случаю этой даты прибыл с визитом великий князь Владимир Александрович, занимавший пост главнокомандующего войсками гвардии и Петербургского военного округа. Также великий князь посетил Шлиссельбургскую каторжную тюрьму.
Одиннадцать фотографий датированы периодом с 1907 по 1917 год. На них - собор Св. Иоанна Предтечи и его внутреннее убранство, Первый тюремный корпус, дровяной склад у Новой тюрьмы, надзиратели на службе...
Что привело Буллу в крепость в этот период, остается только догадываться....

Цена:
191 руб

Вадим Бурлак Петербург таинственный. История. Легенды. Предания
Петербург таинственный. История. Легенды. Предания
Книга путешественника, писателя и журналиста Вадима Бурлака рассказывает о малоизвестной, таинственной жизни Петербурга, создавшей ему славу одного из самых загадочных городов России. Автор собрал множество легендарных и реальных историй о Петре Великом и других не менее знаменитых жителях Северной столицы. Кроме того, в книге читатель найдет сведения о петербургских мостах, каналах и домах, необычных пожарах и наводнениях, о сбывшихся и не сбывшихся пророчествах.

Для широкого круга читателей, интересующихся историей отечества....

Цена:
339 руб

Pushkin. Palaces and Parks
Pushkin. Palaces and Parks
The Lyceum. The Catherine Palace. The Cameron Thermae. The Catherine Park. The Alexander Palace and Park....

Цена:
1648 руб

The Church Culture Of Saint-Petersburg
The Church Culture Of Saint-Petersburg
Цена:
1270 руб

 Государственный Русский музей. Альманах, №33, 2003. Санкт-Петербург. Портрет города и горожан
Государственный Русский музей. Альманах, №33, 2003. Санкт-Петербург. Портрет города и горожан
Петербург парадный и Петербург потаенный; Петербург роскошных дворцов и Петербург убогих дворов; Петербург, возбуждающий восторг, и город, рождающий мрачные, тяжелые мысли, как у героев Достоевского и Федотова. Петербург - город архитектурных ансамблей и Петербург город-спрут, съедающий живые души дымами и туманами; Петербург и Ленинград рабочих окраин, застраивающихся в 1960-е годы домами-коробками с пустынными улицами и одинокими людьми - такой он разный, этот великий город в изображениях художников XVIII- XX веков.
Структура каталога дает возможность быстро найти интересующую информацию: "Начало Петербурга", "Нева и ее набережные", "Реки, каналы, острова, мосты", "Проспекты, улицы, дворы", "Петербург торговый, промышленный, литературный, театральный", "Революционный Петроград", "Блокадный Ленинград" и другие. В издание вошло 1015 цветных воспроизведений экспонатов, хранящихся в фондах музея, с краткими аннотациями, каталожными данными и биографиями художников....

Цена:
2689 руб



2003 Copyright © Санкт-Петербург Peterlife.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт
Угостить администратора сайта, чашечкой кофе *https://paypal.me/peterlife
  Яндекс цитирования