Санкт-Петербург онлайн
Юный Шостакович, Петроградская консерватория 1923

Юный Шостакович, Петроградская консерватория 1923

Юный Шостакович обладал даром мгновенно очаровывать своих новых знакомых. Интересно, что он особенно легко сходился со взрослыми, несмотря на свою внешнюю угловатость и некоторую «диковатость». Друзья утверждали, что все существо Шостаковича излучало огромной силы биотоки. Он ощущался как «электрически заряженный».

Шостаковича окружала аура гениальности. Уже в 1923 году, то есть когда ему было только 17 лет, его назвали гением в петроградском журнале «Театр». Ранняя слава, конечно, привлекала к нему внимание людей. Но притягивала также необыкновенная серьезность, сосредоточенность, впечатление невероятно интенсивной внутренней жизни.

Таким, ушедшим в себя, прислушивающимся к своим мыслям (или, быть может, возникающим в сознании музыкальным звукам) изображен Митя на своем первом известном портрете, выполненном углем и сангиной в сентябре 1919 года знаменитым петроградским художником Борисом Кустодиевым.

Кустодиев, которому тогда был 41 год, надписал на этом портрете: «Моему маленькому другу Мите Шостаковичу от автора». Шостаковича к художнику привела его дочка, Митина одноклассница, но подружился он именно с отцом. Шостакович играл Кустодиеву пьесы Грига, Шопена, Шумана, свои первые композиции. Кустодиев прозвал его Флорестаном – по имени одного из вымышленных персонажей «Карнавала» Шумана, порывистого и поэтичного: перед художником Митя, очевидно, не стеснялся раскрываться – фортепиано «говорило» за него, выступая посредником в общении.

Для Шостаковича Кустодиев олицетворял важную петербургскую традицию. Он был одним из виднейших членов группы «Мир искусства», в которой занимал особое положение. Лидер «Мира искусства» Бенуа и большинство его соратников были убежденными «западниками». В русской истории их прежде всего интересовал классицистский XVIII век, в котором они искали и находили связи и параллели с Западной Европой. Кустодиев, который у публики пользовался огромным успехом, среди рафинированных «мирискусников» чувствовал себя чужаком. Темы его картин были всегда исключительно русскими: ярмарки, масленицы, гулянья, празднично разодетые толпы, купцы, приказчики, мужики, белые церкви с золотыми куполами, тройки – все это ярко, красочно, размашисто, с бьющим через край темпераментом, то есть вовсе не в стиле «Мира искусства». Как вспоминал Кузьма Петров-Водкин, лидеры «Мира искусства» перед картинами Кустодиева молчали. Некоторые критики его работы вообще считали возрождением традиций передвижников, последней феерической вспышкой этого движения.

Женщины на портретах «мирискусников» были нервными, утонченными петербургскими дамами. Кустодиев упорно рисовал купчих – дебелых, монументальных, спокойных, воплощавших душевное и физическое здоровье. В России говорят – «кустодиевская женщина», как на Западе сказали бы – «рубенсовский тип». Но только на первый взгляд эти работы Кустодиева представляются апофеозом торжествующей бездумной плоти. Как заметил один русский критик, «в роскошестве многотелесных красавиц ощущаешь иронию, тревогу, тоску художника, русского интеллигента на рубеже двух веков…».

Это двойственное отношение Кустодиева к своей постоянной героине-купчихе с огромной силой выражено в его иллюстрациях к повести[72] Лескова «Леди Макбет Мценского уезда», выполненных в 1922–1923 годах, когда Митя Шостакович был постоянным гостем в доме художника. История провинциальной купчихи Катерины Измайловой, из-за безумной любви ставшей убийцей, трактована Кустодиевым в «достоевских», сумрачных, иногда гротескных тонах. (Недаром именно Достоевский первым напечатал в 1865 году в своем журнале «Эпоха» этот «очерк» Лескова.) Рисунки Кустодиева впервые в книге появились в 1930 году; именно с этого издания вокруг полузабытой к тому времени «Леди Макбет Мценского уезда» Лескова начался бум. Шостакович тогда же прочел книгу и, вдохновленный и текстом, и рисунками Кустодиева, решил немедля написать на сюжет Лескова оперу, которой суждено было стать одним из самых знаменитых музыкальных произведений XX века.

Ни этого примечательного издания, ни появления оперы Шостаковича Кустодиев не дождался. Он умер в 1927 году, 49 лет от роду. Последние 10 лет своей жизни Кустодиев провел в каталке – нижняя часть его тела была парализована (результат саркомы в области спинного мозга). Художнику, яркие, многокрасочные холсты которого были заполнены здоровыми, сильными людьми, почти каждое движение давалось с трудом, вызывая иногда нестерпимые боли. Мучительные операции не помогали. Врачи советовали Кустодиеву для эффективного лечения уехать на Запад. Он долго хлопотал о разрешении, но паспорт ему дали, когда было уже поздно.

Писатель Евгений Замятин, к постановке пьесы которого «Блоха» (тоже по Лескову) Кустодиев исполнил прогремевшие в Ленинграде декорации, сравнивал художника с древнерусскими святыми, «с той только разницей, что его подвиг был не во имя спасения души, а во имя искусства». Обыкновенно скептический и рациональный, Замятин непритворно изумлялся: «…какую творческую волю надо иметь в себе, чтобы, сидя вот так в кресле и стискивая зубы от боли, написать все эти картины». При этом Кустодиев почти всегда был оживлен, приветлив, элегантно одет, при красивом галстуке и безукоризненно белом воротничке. Его белокурые волосы были гладко расчесаны; аккуратно подстрижены усы и небольшая бородка. Ее Кустодиев сбрил, когда она начала седеть, объяснив жене: «К нам ходит много молодежи, бывают хорошенькие барышни, меня борода старит».

Только иногда Кустодиев позволял себе жаловаться: «Ноги – что… предмет роскоши! А вот рука начинает побаливать – это уже обидно». И этот инвалид написал огромный – в натуральный рост, на двухметровом холсте – портрет Федора Шаляпина, ставший не только лучшим изображением легендарного баса, но и живописным символом русского артиста. Шаляпин в бобровой шапке и почти оперной «боярской» шубе стоит на высоком холме на фоне простирающегося вдаль русского пейзажа. Этот пейзаж Кустодиев оживил ярмаркой, пестрым удалым народным гуляньем. Такой России уже не было в то время, это было воспоминание о прежних веселых днях. Шаляпин был, быть может, самым национальным из русских музыкантов: щедро одаренный природой гигант, умевший на оперной сцене быть одинаково вдохновенным в роли и грозного царя, и разгульного мужика. Он вышел из народа, понимал его душу и был его частью. Но он был также гениальным «рупором» этого народа, выразителем его эмоций, воплощением его потенциала. Вот эту сложную связь русского музыканта со своей страной и выразил в своей картине Кустодиев, комментировавший феномен Шаляпина так: «Здесь и необъятная силища природного дарования, и мужицкий смекалистый ум, и тонко усвоенная культура. Совершенно неповторимое явление!»

Портрет Кустодиева живет, вибрирует, дышит, переливается. Это симфония красок, и на Шостаковича она производила огромное впечатление, не в последнюю очередь потому, что он видел, как художник создавал эту великую символическую работу. На потолке студии Кустодиева был укреплен блок, через который пропустили веревку с привешенным на ее конце грузом. Таким образом художник мог, без посторонней помощи, удалять или приближать холст к своему креслу. Получалось, что Кустодиев работал как при росписи плафона под куполом церкви, но при этом испытывая постоянную мучительную боль. Для Шостаковича, часто приходившего в дом Кустодиева, это было также уроком профессионального мужества, вспомнившимся через 40 с лишним лет, когда у композитора стала отниматься правая рука и он начал тренировать левую, чтобы ни за что не прекращать сочинения. Его портрет работы Кустодиева висел в квартире Шостаковича на почетном месте. Богданов-Березовский любил говорить, что, думая об этом изображении Мити, он всегда вспоминает строки молодого поэта, их общего друга, посвященные композитору:

Я люблю весеннее небо,

Когда только что прошла гроза.

Это – твои глаза.



источник: Петербург - судьба и миф
История культуры Санкт-Петербурга
С.Волков


Полезные сайты:
World-Tours: Занимательная география
Россия, достопримечательности
Европа, достопримечательности
SpaceFly: Авиация мира
EducationSPB: Справочная литература




просмотров: 896
Ozon.travel
Search All Amazon* UK* DE* FR* JP* CA* CN* IT* ES* IN* BR* MX
Search All Ebay* AU* AT* BE* CA* FR* DE* IN* IE* IT* MY* NL* PL* SG* ES* CH* UK*
Russia St. Петербург Petersburg SPB Bank 1913 Cover Vladivostok Владивосток PPC

$9.99
End Date: Monday Nov-19-2018 9:08:58 PST
Buy It Now for only: $9.99
|
Санкт-Петербург - Занимательные вопросы и ответы Hardcover Russian

$61.84
End Date: Monday Nov-12-2018 21:03:58 PST
Buy It Now for only: $61.84
|
SAINT PETERSBURG Etching 1829 rare Санкт-Петербург екатерининский дворец

$22.00
End Date: Monday Nov-5-2018 0:59:22 PST
Buy It Now for only: $22.00
|
1866 PRINT SAINT PETERSBURG PLACE Санкт-Петербург

$22.00
End Date: Thursday Nov-1-2018 7:11:11 PDT
Buy It Now for only: $22.00
|
AeroArt St Petersburg Collection #ME28 Soldier Minature Model

$75.00 (1 Bid)
End Date: Monday Oct-29-2018 19:40:34 PDT
|
AeroArt St Petersburg Collection #ME22 Soldier Minature Model

$75.00 (1 Bid)
End Date: Monday Oct-29-2018 19:28:35 PDT
|
AeroArt St Petersburg Collection #3567 Soldier Minature Model

$75.00 (0 Bids)
End Date: Monday Oct-29-2018 19:38:34 PDT
|
AeroArt St Petersburg Collection #5109 Soldier Minature Model

$7.99 (0 Bids)
End Date: Sunday Oct-28-2018 8:55:07 PDT
|
Search Results from «Озон» История Санкт-Петербурга
 
Коняев Николай Михайлович Тайны Шлиссельбургской крепости
Тайны Шлиссельбургской крепости

Под сумрачным северным небом, возле бурной Ладоги, на острове в истоках Невы высится дальний форпост Петербургской земли – Шлиссельбургская крепость. Построенная новгородцами задолго до основания Петербурга, она стала в императорскую эпоху страшной политической тюрьмой. В сырых, продуваемых ледяными ветрами казематах и башнях испили свою чашу страданий и венценосные узники, и опальные вельможи, и суровые раскольники, предпочитавшие умереть, но не изменить своей вере. После восстания декабристов Шлиссельбург становится местом заточения тех, кто считал высшим благом для Отечества путь революционных перемен и не останавливался перед тем, чтобы пролить кровь ближнего во имя своих идеалов. В новой книге известного писателя Николая Михайловича Коняева перед читателем проходят целые миры невыносимых страданий, приводящих человека на грань безумия, миры упований и веры, – и революционеров, и царственных венценосцев, павших от их руки…

...

Цена:
169 руб

Вяткин Аркадий Дмитриевич Петербург мистический
Петербург мистический

Санкт-Петербург – один из красивейших городов России и всего мира, привлекательный и изысканный, порой бывает пугающим, или наоборот, дарующим необыкновенную силу. Заложенный Петром I в 1703 г., город оказался не только в болотистой дельте Невы, но и на стыке четырех тектонических плит, и именно это наделило его аномальными местами, сакральными зонами и мистическими персонажами. Необычные места в Питере до сих пор существуют, и даже появляются новые. Они продолжают завораживать своими тайнами, как жителей, так и многочисленных путешественников – гостей северной столицы. Приобретая эту необычную подарочную энциклопедию, вы узнаете другой, непривычный Петербург – полный мистических загадок и легенд, раскрывающий тайны своих символов. Как Александровская колонна поможет в планировании семьи, кому атланты, которые «держат небо на каменных руках», дарят везение, как загадать желание во Дворе.

...

Цена:
250 руб

Шерих Дмитрий Юрьевич Улица Марата и окрестности
Улица Марата и окрестности

Предлагаемое издание является новым доработанным вариантом выходившей ранее книги Дмитрия Шериха «По улице Марата». Автор проштудировал сотни источников, десятки мемуарных сочинений, бесчисленные статьи в журналах и газетах и по крупицам собрал ценную информацию об улице. В книге занимательно рассказано о богатом и интересном прошлом улицы. Вы пройдетесь по улице Марата из начала в конец и узнаете обо всех стоящих на ней домах и их известных жителях.

Несмотря на колоссальный исследовательский труд, автор писал книгу для самого широкого круга читателей и не стал перегружать ее разного рода уточнениями, пояснениями и ссылками на источники, и именно поэтому читается она удивительно легко.

...

Цена:
150 руб

Алмазов Борис Александрович Петербург – столица русской гвардии. История гвардейских подразделений. Структура войск. Боевые действия. Выдающиеся личности
Петербург – столица русской гвардии. История гвардейских подразделений. Структура войск. Боевые действия. Выдающиеся личности

Петербург – уникальный город. Большая часть событий за три века имперской истории проходила здесь! Здесь служили, отсюда отправлялись на войну, сюда возвращались победители. Здесь покоятся на забытых кладбищах или изваяны в бронзе герои минувших времен. В Северной столице тысячи уникальных памятных мест, сотни имен на карте города и, кроме того, целые районы и кварталы, способные послужить поводом для создания многих книг. Одни городские названия чего стоят: Конногвардейский бульвар, Кавалергардская улица, Гренадерские мосты, Саперный переулок, Артиллерийский переулок и другие «гвардейские» названия. В Петербурге постоянно квартировали гвардейские полки, в каждом – десятки героев, достойных отдельного рассказа, не говоря уже об истории каждого полка. Но современному горожанину, живущему столетие спустя, после того как Петербург покинули последние лейб-гвардейцы, многое уже нужно объяснять. Например, чем отличались гусары от улан, драгуны от конно-егерей или конно-пионеров, гренадеры от егерей…

Рассказ о гвардии не ограничивается только рассказом о столице. Значительная часть гвардейцев была дислоцирована в Царском Селе, Петергофе и Гатчине, а пехотные полки 3-й гвардейской пехотной дивизии (лейб-гвардии Литовский, Кегскольмский, Санкт-Петербургский, Волынский), лейб-гвардии Гродненский гусарский полк, лейб-гвардии Уланский Его Величества полк – в Варшаве, и об этом вы тоже узнаете из этой книги…

...

Цена:
249 руб

Ленинград. Художники города-фронта
Ленинград. Художники города-фронта
С первых дней Великой Отечественной войны ленинградские художники вместе со всем народом стали в ряды защитников своей Родины.
Ленинградцы жили непосредственно на фронте. Огромной, притаившейся волчьей стаей лежал враг вокруг Ленинграда, он обложил его железным кольцом блокады и пытался задушить. Но город-фронт был полон героическими людьми, которые готовы были отдать за него жизнь. Несокрушимая ненависть к врагу и горячая любовь к своему городу жили в сердцах ленинградцев - и этим они были сильны.
В холоде, во мраке, под бомбежками и обстрелами, голодные, вместе с остальными жителями выполняли художники свой гражданский долг. Во всем героическом величии встает сейчас перед нами облик блокадного Ленинграда, облик ленинградского художника, который сохранил свою волю к победе, жажду к труду и, превозмогая огромную человеческую слабость, не выпустил кисти из рук....

Цена:
286 руб

Сергей Ачильдиев Постижение Петербурга. В чем смысл и предназначение Северной столицы
Постижение Петербурга. В чем смысл и предназначение Северной столицы
Это — книга-размышление о Петербурге. В чем смысл и предназначение Петербурга? Зачем он был основан и почему именно здесь, в самом устье Невы? Какова роль этого города в истории России, его место в Европе и мире? Как со временем трансформировались образ и характер Северной столицы? Каким на протяжении разных эпох представлен Петербург в литературе, живописи, музыке и каким его видели сами жители? Каково значение интеллигенции для становления городского самосознания? Что такое "петербургский стиль"? Какое будущее ожидает вторую столицу России? Таков круг основных тем, затронутых автором. Без преувеличения эту работу можно расценить как продолжение знаменитой книги Николая Анцифирова "Душа Петербурга" (1922).

Издание адресовано всем, кто интересуется историей России и Северной столицы....

Цена:
499 руб

Сергей Носов Тайная жизнь петербургских памятников
Тайная жизнь петербургских памятников

Необычная книга о «тайной жизни» памятников, несомненно, спровоцирует петербургского читателя на дополнительные прогулки по городу, а не петербургского - на посещение Петербурга. Написана она другом и доброжелателем памятников писателем Сергеем Носовым. Сравнить ее можно разве что с увлекательными книгами о животных, в среде которых подолгу живет исследователь.

...

Цена:
345 руб

Чарлз Камерон
Чарлз Камерон
Книга рассказывает о выдающемся архитекторе конца XVIII - начала XIX в. Особенно известны созданные им сооружения в Павловске и Царском Селе - это Павловский дворец, парк, Храм Дружбы, Колоннада Аполлона, Вольтер, залы Большого Царскосельского дворца, Агатовы комнаты и Холодные бани, Камеронова галерея, Висячий сад и пандус....

Цена:
175 руб

Василий Стасов
Василий Стасов
Книга посвящена творчеству замечательного русского зодчего, который своими постройками завершил период классицизма в русской архитектуре. По проектам В.П. Стасова в Петербурге возведены здания Павловских казарм, Троицкого и Спасо-Преображенского соборов, многочисленные общественные и жилые сооружения, Нарвские и Московские триумфальные ворота. Значительна роль архитектора в застройке пригородов Петербурга - Ораниенбаума, Царского Села и Петергофа....

Цена:
127 руб

Город Пушкин. Дворцы и парки
Город Пушкин. Дворцы и парки
Город Пушкин, бывшее Царское Село, где прошла юность великого поэта, прославлен на весь мир своими грандиозными парками, великолепными дворцами, скульптурными памятниками. В создании дворцово-парковых ансамблей Царского Села принимали участие крупнейшие архитекторы - Растрелли, Чевакинский, Камерон, Кваренги и другие.
В предлагаемой читателям книге автор освещает историю возникновения и развития этого уникального художественного комплекса....

Цена:
229 руб



2003 Copyright © Санкт-Петербург Peterlife.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт. Партнёрская программа.
Угостить администратора сайта, чашечкой кофе *https://paypal.me/peterlife
  Яндекс цитирования