Санкт-Петербург онлайн
Юный Шостакович, Петроградская консерватория 1923

Юный Шостакович, Петроградская консерватория 1923

Юный Шостакович обладал даром мгновенно очаровывать своих новых знакомых. Интересно, что он особенно легко сходился со взрослыми, несмотря на свою внешнюю угловатость и некоторую «диковатость». Друзья утверждали, что все существо Шостаковича излучало огромной силы биотоки. Он ощущался как «электрически заряженный».

Шостаковича окружала аура гениальности. Уже в 1923 году, то есть когда ему было только 17 лет, его назвали гением в петроградском журнале «Театр». Ранняя слава, конечно, привлекала к нему внимание людей. Но притягивала также необыкновенная серьезность, сосредоточенность, впечатление невероятно интенсивной внутренней жизни.

Таким, ушедшим в себя, прислушивающимся к своим мыслям (или, быть может, возникающим в сознании музыкальным звукам) изображен Митя на своем первом известном портрете, выполненном углем и сангиной в сентябре 1919 года знаменитым петроградским художником Борисом Кустодиевым.

Кустодиев, которому тогда был 41 год, надписал на этом портрете: «Моему маленькому другу Мите Шостаковичу от автора». Шостаковича к художнику привела его дочка, Митина одноклассница, но подружился он именно с отцом. Шостакович играл Кустодиеву пьесы Грига, Шопена, Шумана, свои первые композиции. Кустодиев прозвал его Флорестаном – по имени одного из вымышленных персонажей «Карнавала» Шумана, порывистого и поэтичного: перед художником Митя, очевидно, не стеснялся раскрываться – фортепиано «говорило» за него, выступая посредником в общении.

Для Шостаковича Кустодиев олицетворял важную петербургскую традицию. Он был одним из виднейших членов группы «Мир искусства», в которой занимал особое положение. Лидер «Мира искусства» Бенуа и большинство его соратников были убежденными «западниками». В русской истории их прежде всего интересовал классицистский XVIII век, в котором они искали и находили связи и параллели с Западной Европой. Кустодиев, который у публики пользовался огромным успехом, среди рафинированных «мирискусников» чувствовал себя чужаком. Темы его картин были всегда исключительно русскими: ярмарки, масленицы, гулянья, празднично разодетые толпы, купцы, приказчики, мужики, белые церкви с золотыми куполами, тройки – все это ярко, красочно, размашисто, с бьющим через край темпераментом, то есть вовсе не в стиле «Мира искусства». Как вспоминал Кузьма Петров-Водкин, лидеры «Мира искусства» перед картинами Кустодиева молчали. Некоторые критики его работы вообще считали возрождением традиций передвижников, последней феерической вспышкой этого движения.

Женщины на портретах «мирискусников» были нервными, утонченными петербургскими дамами. Кустодиев упорно рисовал купчих – дебелых, монументальных, спокойных, воплощавших душевное и физическое здоровье. В России говорят – «кустодиевская женщина», как на Западе сказали бы – «рубенсовский тип». Но только на первый взгляд эти работы Кустодиева представляются апофеозом торжествующей бездумной плоти. Как заметил один русский критик, «в роскошестве многотелесных красавиц ощущаешь иронию, тревогу, тоску художника, русского интеллигента на рубеже двух веков…».

Это двойственное отношение Кустодиева к своей постоянной героине-купчихе с огромной силой выражено в его иллюстрациях к повести[72] Лескова «Леди Макбет Мценского уезда», выполненных в 1922–1923 годах, когда Митя Шостакович был постоянным гостем в доме художника. История провинциальной купчихи Катерины Измайловой, из-за безумной любви ставшей убийцей, трактована Кустодиевым в «достоевских», сумрачных, иногда гротескных тонах. (Недаром именно Достоевский первым напечатал в 1865 году в своем журнале «Эпоха» этот «очерк» Лескова.) Рисунки Кустодиева впервые в книге появились в 1930 году; именно с этого издания вокруг полузабытой к тому времени «Леди Макбет Мценского уезда» Лескова начался бум. Шостакович тогда же прочел книгу и, вдохновленный и текстом, и рисунками Кустодиева, решил немедля написать на сюжет Лескова оперу, которой суждено было стать одним из самых знаменитых музыкальных произведений XX века.

Ни этого примечательного издания, ни появления оперы Шостаковича Кустодиев не дождался. Он умер в 1927 году, 49 лет от роду. Последние 10 лет своей жизни Кустодиев провел в каталке – нижняя часть его тела была парализована (результат саркомы в области спинного мозга). Художнику, яркие, многокрасочные холсты которого были заполнены здоровыми, сильными людьми, почти каждое движение давалось с трудом, вызывая иногда нестерпимые боли. Мучительные операции не помогали. Врачи советовали Кустодиеву для эффективного лечения уехать на Запад. Он долго хлопотал о разрешении, но паспорт ему дали, когда было уже поздно.

Писатель Евгений Замятин, к постановке пьесы которого «Блоха» (тоже по Лескову) Кустодиев исполнил прогремевшие в Ленинграде декорации, сравнивал художника с древнерусскими святыми, «с той только разницей, что его подвиг был не во имя спасения души, а во имя искусства». Обыкновенно скептический и рациональный, Замятин непритворно изумлялся: «…какую творческую волю надо иметь в себе, чтобы, сидя вот так в кресле и стискивая зубы от боли, написать все эти картины». При этом Кустодиев почти всегда был оживлен, приветлив, элегантно одет, при красивом галстуке и безукоризненно белом воротничке. Его белокурые волосы были гладко расчесаны; аккуратно подстрижены усы и небольшая бородка. Ее Кустодиев сбрил, когда она начала седеть, объяснив жене: «К нам ходит много молодежи, бывают хорошенькие барышни, меня борода старит».

Только иногда Кустодиев позволял себе жаловаться: «Ноги – что… предмет роскоши! А вот рука начинает побаливать – это уже обидно». И этот инвалид написал огромный – в натуральный рост, на двухметровом холсте – портрет Федора Шаляпина, ставший не только лучшим изображением легендарного баса, но и живописным символом русского артиста. Шаляпин в бобровой шапке и почти оперной «боярской» шубе стоит на высоком холме на фоне простирающегося вдаль русского пейзажа. Этот пейзаж Кустодиев оживил ярмаркой, пестрым удалым народным гуляньем. Такой России уже не было в то время, это было воспоминание о прежних веселых днях. Шаляпин был, быть может, самым национальным из русских музыкантов: щедро одаренный природой гигант, умевший на оперной сцене быть одинаково вдохновенным в роли и грозного царя, и разгульного мужика. Он вышел из народа, понимал его душу и был его частью. Но он был также гениальным «рупором» этого народа, выразителем его эмоций, воплощением его потенциала. Вот эту сложную связь русского музыканта со своей страной и выразил в своей картине Кустодиев, комментировавший феномен Шаляпина так: «Здесь и необъятная силища природного дарования, и мужицкий смекалистый ум, и тонко усвоенная культура. Совершенно неповторимое явление!»

Портрет Кустодиева живет, вибрирует, дышит, переливается. Это симфония красок, и на Шостаковича она производила огромное впечатление, не в последнюю очередь потому, что он видел, как художник создавал эту великую символическую работу. На потолке студии Кустодиева был укреплен блок, через который пропустили веревку с привешенным на ее конце грузом. Таким образом художник мог, без посторонней помощи, удалять или приближать холст к своему креслу. Получалось, что Кустодиев работал как при росписи плафона под куполом церкви, но при этом испытывая постоянную мучительную боль. Для Шостаковича, часто приходившего в дом Кустодиева, это было также уроком профессионального мужества, вспомнившимся через 40 с лишним лет, когда у композитора стала отниматься правая рука и он начал тренировать левую, чтобы ни за что не прекращать сочинения. Его портрет работы Кустодиева висел в квартире Шостаковича на почетном месте. Богданов-Березовский любил говорить, что, думая об этом изображении Мити, он всегда вспоминает строки молодого поэта, их общего друга, посвященные композитору:

Я люблю весеннее небо,

Когда только что прошла гроза.

Это – твои глаза.



источник: Петербург - судьба и миф
История культуры Санкт-Петербурга
С.Волков


Полезные сайты:
World-Tours: Занимательная география
Россия, достопримечательности
Европа, достопримечательности
SpaceFly: Авиация мира
EducationSPB: Справочная литература




просмотров: 916
Ozon.travel
Search All Amazon* UK* DE* FR* JP* CA* CN* IT* ES* IN* BR* MX
Search All Ebay* AU* AT* BE* CA* FR* DE* IN* IE* IT* MY* NL* PL* SG* ES* CH* UK*
Russia St. Петербург Petersburg SPB Aviation Week Pilots Popov Edmond Morand

$7.99
End Date: Sunday Dec-16-2018 11:55:00 PST
Buy It Now for only: $7.99
|
Russia St. Петербург Petersburg SPB - Nevsky Avenue Street Mall pre WWI postcard

$1.99
End Date: Sunday Dec-16-2018 11:19:35 PST
Buy It Now for only: $1.99
|
1925 Cover Berlin Germany Kaunas Lietuva Moscow Москва St. Петербург Petersburg

$87.30
End Date: Friday Jan-11-2019 21:03:58 PST
Buy It Now for only: $87.30
|
SAINT PETERSBURG Etching 1829 rare Санкт-Петербург екатерининский дворец

$22.00
End Date: Monday Dec-31-2018 6:11:11 PST
Buy It Now for only: $22.00
|
AeroArt St Petersburg Collection Horse & Soldier Minature Model

$149.95 (1 Bid)
End Date: Sunday Dec-23-2018 18:00:01 PST
|
The AeroArt St. Petersburg Collection #3784

$162.50 (2 Bids)
End Date: Sunday Dec-23-2018 18:00:30 PST
|
The AeroArt St. Petersburg Collection #3557.2

$129.00 (1 Bid)
End Date: Thursday Dec-20-2018 10:24:18 PST
|
saint petersburg russia aeroart 54mm Chinese emperor seated 1993 #070.2 rare oop

$149.95 (0 Bids)
End Date: Saturday Dec-22-2018 17:35:29 PST
Buy It Now for only: $194.99
| |
Search Results from «Озон» История Санкт-Петербурга
 
Лев Лурье Питерщики. Русский капитализм. Первая попытка
Питерщики. Русский капитализм. Первая попытка
Рассказывается о первой попытке построения капитализма в России. Время действия — три последних царствования: Александра II, Александра III, Николая II. Место — Санкт-Петербург. Тогда в столице России складывалась ситуация похожая на нынешнюю московскую: Петербург был городом приезжих. Но столетие назад российские города пополняли не мигранты из Средней Азии и Кавказа, а русские деревенские мужики. Какие механизмы помогали или препятствовали переработке крестьян в столичных жителей? Как городской уклад жизни воспринимался сельскими жителями? Как мужики становились купцами? Как из купцов выходили в «олигархи»? Этим вопросам и посвящена книга.

Для широкого круга читателей....

Цена:
159 руб

Лев Лурье Петербург накануне революции
Петербург накануне революции
Лев Лурье о том, какие проблемы были в семье Романовых, каким характером обладал император и почему друзьям он предпочитал общество жены. Что ожидало приезжего в Петербурге, какие социальные лифты помогали самым предприимчивым и кому революция была нужна меньше всего. Как жила столица огромной империи, где пили гвардейцы и дрались хулиганы, и о том, как все это в одночасье кончилось. 
Лев Лурье - Кандидат исторических наук, журналист, преподаватель истории в Петербургской классической гимназии. Четырежды лауреат премии "Золотое перо" - за лучшие журналистские работы в Петербурге, обладатель Анциферовской премии - за заслуги в петербургском краеведении. Автор десятков документальных сериалов ("НТВ", "5 канал", "ТВЦ , среди которых - "Ленинградский фронт", "Преступление в стиле модерн", "1956 год. Середина века", "Балет и власть", "Булат и злато". Автор книг "Аптекарский остров", "Без Москвы", "Язвы Петербурга", "Дом Мурузи", "Реальный Петербург", "Довлатов". "Преступления в стиле модерн", "1956 год. Середина века", "Питерщики", "Ленинградский фронт", "Хищницы", "Петербург. Путеводитель „Афиши“", "Петербург Достоевского", "Лаврентий Берия - кровавый прагматик".

...

Цена:
545 руб

Чарлз Камерон
Чарлз Камерон
Книга рассказывает о выдающемся архитекторе конца XVIII - начала XIX в. Особенно известны созданные им сооружения в Павловске и Царском Селе - это Павловский дворец, парк, Храм Дружбы, Колоннада Аполлона, Вольтер, залы Большого Царскосельского дворца, Агатовы комнаты и Холодные бани, Камеронова галерея, Висячий сад и пандус....

Цена:
175 руб

М. Ф. Альбедиль Санкт-Петербург. История и архитектура
Санкт-Петербург. История и архитектура
Предлагаем вашему вниманию богато иллюстрированный альбом САНКТ-ПЕТЕРБУРГ. ИСТОРИЯ И АРХИТЕКТУРА.
На свете немного найдется городов с такой удивительной судьбой, какая выпала Санкт-Петербургу, блистательной северной столице: он был создан могучей волею одного человека, Петра Великого. Городу было суждено родиться и вырасти на приневских землях, до XI в. входивших в Водскую пятину Великого Новгорода, занимавшего север Великой Русской равнины. Невские берега издавна привлекали шведов, стремившихся обосноваться в этих краях надолго, и потому важной частью общерусского дела считалось удержание новгородских границ, препятствующих шведской колонизации....

Цена:
649 руб

Сергей Ачильдиев Постижение Петербурга. В чем смысл и предназначение Северной столицы
Постижение Петербурга. В чем смысл и предназначение Северной столицы
Это — книга-размышление о Петербурге. В чем смысл и предназначение Петербурга? Зачем он был основан и почему именно здесь, в самом устье Невы? Какова роль этого города в истории России, его место в Европе и мире? Как со временем трансформировались образ и характер Северной столицы? Каким на протяжении разных эпох представлен Петербург в литературе, живописи, музыке и каким его видели сами жители? Каково значение интеллигенции для становления городского самосознания? Что такое "петербургский стиль"? Какое будущее ожидает вторую столицу России? Таков круг основных тем, затронутых автором. Без преувеличения эту работу можно расценить как продолжение знаменитой книги Николая Анцифирова "Душа Петербурга" (1922).

Издание адресовано всем, кто интересуется историей России и Северной столицы....

Цена:
539 руб

Марина Жданова, Марина Александрова Неформальный еженедельник. Петербургский дневник
Неформальный еженедельник. Петербургский дневник
Городской дневник — это сборник небольших историй, казусов, эпохальных событий и забавных приключений, которые произошли в разное время и с разными людьми. Их объединяет лишь одно — место действия: блистательный, неповторимый, капризный Санкт-Петербург.
Если вы его житель, или бывали здесь в гостях, или просто мечтаете прогуляться вдоль его гранитных набережных, то вы просто обязаны продолжить петербургскую летопись. Делитесь на страницах дневника своими собственными историями, планами, идеями, мечтами. Гуляйте, творите, пишите, рисуйте!...

Цена:
319 руб

Первый архитектор Петербурга
Первый архитектор Петербурга
Работа Ирины Лисаевич посвящена Доменико Трезини.
Книга повествует не только о сооружениях Трезини, до сих пор во многом определивших облик Северной Пальмиры (Петропавловский собор, Двенадцать коллегий, Летний дворец Петра I, ансамбль Александро-Невской лавры, планировка Стрелки Васильевского острова и пр.), но и о жизни зодчего, о людях, вместе с которыми он трудился, об учениках, которых он воспитал....

Цена:
334 руб

Владимир Айзенштадт, Маргарита Айзенштадт По Фонтанке. Страницы истории петербургской культуры
По Фонтанке. Страницы истории петербургской культуры
Фонтанка... Кто только не приходил в поисках вдохновения к ее гранитным берегам! Вы перенесетесь в забытую атмосферу литературных и музыкальных салонов и великосветских раутов. Здесь построил свой дом поэт Гаврила Державин, стоит усадьба Шереметевых, дом графини Карловой и особняк Абазы. Эта набережная помнит шаги Крылова, Тургенева и Грибоедова, Чайковского и Рубинштейна. Небезызвестный Чижик-Пыжик, прилетев однажды попить воды, остался здесь навечно, закованный в бронзу. На страницах этой книги вы познакомитесь с таинственными летописями Михайловского замка и Фонтанного дома, авторы дают нам шанс прикоснуться к истокам культурного наследия и впитать в себя живую историю Петербурга....

Цена:
529 руб

Ломоносов
Ломоносов
История города Ломоносова (бывшего Ораниенбаума) богата яркими событиями. Начав свою жизнь в 1710 году с усадьбы царского фаворита князя Меншикова, Ораниенбаум прошел большой и славный путь, вырос в один из крупнейших городов Ленинградской области, стал административным районным центром.
В книге рассказывается о прошлом и настоящем города....

Цена:
195 руб

Наум Синдаловский Толстовский дом на улице Лидваля
Толстовский дом на улице Лидваля
Помните фильм "Зимняя вишня", кадр, когда героини с детьми, распевая песню "Айсберг", идут к автобусу, ждущему их у высокой арки с фонарем в проеме? Эта арка и этот фонарь известны всем жителям нашего города, и не только по многочисленным кинофильмам. Принадлежат они расположенному между Фонтанкой и улицей Рубинштейна Толстовскому дому, знаменитому творению архитектора Федора Лидваля. Арки, дворы, маскароны, окна причудливых форм, интереснейшая композиция - все это производит неизгладимое впечатление. Но знаем мы о доме и его обитателях, среди которых множество знаменитостей, непростительно мало. Известный знаток легенд нашего города Наум Синдаловский попытался приоткрыть некоторые страницы истории дома. И не только. В книге читатель найдет интереснейшие сведения обо всей части города, расположенной в начале Фонтанки. Вас ждет увлекательнейшее путешествие. Вперед!...

Цена:
484 руб



2003 Copyright © Санкт-Петербург Peterlife.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт. Партнёрская программа.
Угостить администратора сайта, чашечкой кофе *https://paypal.me/peterlife
  Яндекс цитирования