Санкт-Петербург онлайн
Юный Шостакович, Петроградская консерватория 1923

Юный Шостакович, Петроградская консерватория 1923

Юный Шостакович обладал даром мгновенно очаровывать своих новых знакомых. Интересно, что он особенно легко сходился со взрослыми, несмотря на свою внешнюю угловатость и некоторую «диковатость». Друзья утверждали, что все существо Шостаковича излучало огромной силы биотоки. Он ощущался как «электрически заряженный».

Шостаковича окружала аура гениальности. Уже в 1923 году, то есть когда ему было только 17 лет, его назвали гением в петроградском журнале «Театр». Ранняя слава, конечно, привлекала к нему внимание людей. Но притягивала также необыкновенная серьезность, сосредоточенность, впечатление невероятно интенсивной внутренней жизни.

Таким, ушедшим в себя, прислушивающимся к своим мыслям (или, быть может, возникающим в сознании музыкальным звукам) изображен Митя на своем первом известном портрете, выполненном углем и сангиной в сентябре 1919 года знаменитым петроградским художником Борисом Кустодиевым.

Кустодиев, которому тогда был 41 год, надписал на этом портрете: «Моему маленькому другу Мите Шостаковичу от автора». Шостаковича к художнику привела его дочка, Митина одноклассница, но подружился он именно с отцом. Шостакович играл Кустодиеву пьесы Грига, Шопена, Шумана, свои первые композиции. Кустодиев прозвал его Флорестаном – по имени одного из вымышленных персонажей «Карнавала» Шумана, порывистого и поэтичного: перед художником Митя, очевидно, не стеснялся раскрываться – фортепиано «говорило» за него, выступая посредником в общении.

Для Шостаковича Кустодиев олицетворял важную петербургскую традицию. Он был одним из виднейших членов группы «Мир искусства», в которой занимал особое положение. Лидер «Мира искусства» Бенуа и большинство его соратников были убежденными «западниками». В русской истории их прежде всего интересовал классицистский XVIII век, в котором они искали и находили связи и параллели с Западной Европой. Кустодиев, который у публики пользовался огромным успехом, среди рафинированных «мирискусников» чувствовал себя чужаком. Темы его картин были всегда исключительно русскими: ярмарки, масленицы, гулянья, празднично разодетые толпы, купцы, приказчики, мужики, белые церкви с золотыми куполами, тройки – все это ярко, красочно, размашисто, с бьющим через край темпераментом, то есть вовсе не в стиле «Мира искусства». Как вспоминал Кузьма Петров-Водкин, лидеры «Мира искусства» перед картинами Кустодиева молчали. Некоторые критики его работы вообще считали возрождением традиций передвижников, последней феерической вспышкой этого движения.

Женщины на портретах «мирискусников» были нервными, утонченными петербургскими дамами. Кустодиев упорно рисовал купчих – дебелых, монументальных, спокойных, воплощавших душевное и физическое здоровье. В России говорят – «кустодиевская женщина», как на Западе сказали бы – «рубенсовский тип». Но только на первый взгляд эти работы Кустодиева представляются апофеозом торжествующей бездумной плоти. Как заметил один русский критик, «в роскошестве многотелесных красавиц ощущаешь иронию, тревогу, тоску художника, русского интеллигента на рубеже двух веков…».

Это двойственное отношение Кустодиева к своей постоянной героине-купчихе с огромной силой выражено в его иллюстрациях к повести[72] Лескова «Леди Макбет Мценского уезда», выполненных в 1922–1923 годах, когда Митя Шостакович был постоянным гостем в доме художника. История провинциальной купчихи Катерины Измайловой, из-за безумной любви ставшей убийцей, трактована Кустодиевым в «достоевских», сумрачных, иногда гротескных тонах. (Недаром именно Достоевский первым напечатал в 1865 году в своем журнале «Эпоха» этот «очерк» Лескова.) Рисунки Кустодиева впервые в книге появились в 1930 году; именно с этого издания вокруг полузабытой к тому времени «Леди Макбет Мценского уезда» Лескова начался бум. Шостакович тогда же прочел книгу и, вдохновленный и текстом, и рисунками Кустодиева, решил немедля написать на сюжет Лескова оперу, которой суждено было стать одним из самых знаменитых музыкальных произведений XX века.

Ни этого примечательного издания, ни появления оперы Шостаковича Кустодиев не дождался. Он умер в 1927 году, 49 лет от роду. Последние 10 лет своей жизни Кустодиев провел в каталке – нижняя часть его тела была парализована (результат саркомы в области спинного мозга). Художнику, яркие, многокрасочные холсты которого были заполнены здоровыми, сильными людьми, почти каждое движение давалось с трудом, вызывая иногда нестерпимые боли. Мучительные операции не помогали. Врачи советовали Кустодиеву для эффективного лечения уехать на Запад. Он долго хлопотал о разрешении, но паспорт ему дали, когда было уже поздно.

Писатель Евгений Замятин, к постановке пьесы которого «Блоха» (тоже по Лескову) Кустодиев исполнил прогремевшие в Ленинграде декорации, сравнивал художника с древнерусскими святыми, «с той только разницей, что его подвиг был не во имя спасения души, а во имя искусства». Обыкновенно скептический и рациональный, Замятин непритворно изумлялся: «…какую творческую волю надо иметь в себе, чтобы, сидя вот так в кресле и стискивая зубы от боли, написать все эти картины». При этом Кустодиев почти всегда был оживлен, приветлив, элегантно одет, при красивом галстуке и безукоризненно белом воротничке. Его белокурые волосы были гладко расчесаны; аккуратно подстрижены усы и небольшая бородка. Ее Кустодиев сбрил, когда она начала седеть, объяснив жене: «К нам ходит много молодежи, бывают хорошенькие барышни, меня борода старит».

Только иногда Кустодиев позволял себе жаловаться: «Ноги – что… предмет роскоши! А вот рука начинает побаливать – это уже обидно». И этот инвалид написал огромный – в натуральный рост, на двухметровом холсте – портрет Федора Шаляпина, ставший не только лучшим изображением легендарного баса, но и живописным символом русского артиста. Шаляпин в бобровой шапке и почти оперной «боярской» шубе стоит на высоком холме на фоне простирающегося вдаль русского пейзажа. Этот пейзаж Кустодиев оживил ярмаркой, пестрым удалым народным гуляньем. Такой России уже не было в то время, это было воспоминание о прежних веселых днях. Шаляпин был, быть может, самым национальным из русских музыкантов: щедро одаренный природой гигант, умевший на оперной сцене быть одинаково вдохновенным в роли и грозного царя, и разгульного мужика. Он вышел из народа, понимал его душу и был его частью. Но он был также гениальным «рупором» этого народа, выразителем его эмоций, воплощением его потенциала. Вот эту сложную связь русского музыканта со своей страной и выразил в своей картине Кустодиев, комментировавший феномен Шаляпина так: «Здесь и необъятная силища природного дарования, и мужицкий смекалистый ум, и тонко усвоенная культура. Совершенно неповторимое явление!»

Портрет Кустодиева живет, вибрирует, дышит, переливается. Это симфония красок, и на Шостаковича она производила огромное впечатление, не в последнюю очередь потому, что он видел, как художник создавал эту великую символическую работу. На потолке студии Кустодиева был укреплен блок, через который пропустили веревку с привешенным на ее конце грузом. Таким образом художник мог, без посторонней помощи, удалять или приближать холст к своему креслу. Получалось, что Кустодиев работал как при росписи плафона под куполом церкви, но при этом испытывая постоянную мучительную боль. Для Шостаковича, часто приходившего в дом Кустодиева, это было также уроком профессионального мужества, вспомнившимся через 40 с лишним лет, когда у композитора стала отниматься правая рука и он начал тренировать левую, чтобы ни за что не прекращать сочинения. Его портрет работы Кустодиева висел в квартире Шостаковича на почетном месте. Богданов-Березовский любил говорить, что, думая об этом изображении Мити, он всегда вспоминает строки молодого поэта, их общего друга, посвященные композитору:

Я люблю весеннее небо,

Когда только что прошла гроза.

Это – твои глаза.



источник: Петербург - судьба и миф
История культуры Санкт-Петербурга
С.Волков


Полезные сайты:
World-Tours: Занимательная география
Россия, достопримечательности
Европа, достопримечательности
SpaceFly: Авиация мира
EducationSPB: Справочная литература




просмотров: 607
Booking.com
Search Results from Ebay.US* DE* FR* UK
Search Results from «Озон» История Санкт-Петербурга
 
Лев Лурье Град Обреченный. Путеводитель по Петербургу перед революцией
Град Обреченный. Путеводитель по Петербургу перед революцией
Эта книга - путеводитель по Петербургу, каким он был в последние годы существования империи: город высочайших приемов, майских парадов на Марсовом поле, балетов Фокина в декорациях Бакста, посиделок поэтов в "Бродячей собаке". Автор предлагает совершить две прогулки по аристократической части Петербурга-Петрограда и попытаться понять суть предсмертного цветения города и его скорого краха....

Цена:
590 руб

М. И. Пыляев Старый Петербург. Рассказы из былой жизни столицы. Избраные главы (подарочное издание)
Старый Петербург. Рассказы из былой жизни столицы. Избраные главы (подарочное издание)
Богато иллюстрированное подарочное издание в кожаном переплете с блинтовым и золотым тиснением на обложке, трехсторонним золотым обрезом.

Есть книги, актуальность которых не теряется даже спустя столетия. К таковым смело можно отнести сочинение М.И.Пыляева "Старый Петербург. Рассказы из былой жизни столицы", написанное в 1887 году.
Мало кому удавалось рассказать о Санкт-Петербурге так легко и непринуждённо, как ему, знаменитому журналисту, краеведу и бытописателю XIX века, сумевшему превратить официальную историю русской столицы в невероятно увлекательный рассказ.
Какими усилиями создавался этот прекрасный город, чем занимались его жители, какие строили дома, как они развлекались, чем торговали на рынках, какую одежду носили, какие анекдоты рассказывали - с помощью всех этих любовно собранных Пыляевым штрихов и деталей ему удалось создать неповторимый облик северной столицы....

Цена:
2079 руб

По Руси Ярославской
По Руси Ярославской
Автор этой книги несколько лет путешествовал по Ярославщине. Уникальные памятники древней архитектуры, тихие сёла, маленькие городки, большой и шумный древний и современный Ярославль, встречи и разговоры со множеством самых разных людей - всё это нашло отражение на страницах книги, написанной очень живо, с мягким юмором....

Цена:
171 руб

Площадь Восстания
Площадь Восстания
Книга посвящена истории и современной жизни одной из центральных площадей Ленинграда. Многие важнейшие события трех русских революций связаны с площадью Восстания и микрорайоном, окружающим ее.
Книга знакомит читателя с крупными архитектурными сооружениями, определяющими облик площади....

Цена:
156 руб

Л. Ф. Карохин В доме на Колпинской. Сергей Есенин у Иванова-Разумника
В доме на Колпинской. Сергей Есенин у Иванова-Разумника
Великий русский поэт С.А.Есенин долгие годы поддерживал теплые, дружеские отношения с Р.В.Ивановым-Разумником - выдающимся литературным критиком и публицистом.
Эта книга рассказывает об их встречах и взаимоотношениях, а также добавляет новые штрихи в биографии известных деятелей нашей культуры начала XX века: А.Блока, А.Белого, О.Форш, Н.Клюева, В.Мейерхольда.

Рассчитана на широкий круг читателей....

Цена:
619 руб

Каменный остров
Каменный остров
Книга посвящена одному из самых поэтических уголков Ленинграда — Каменному острову, получившему в 1989 г. статус заповедника.
Читатель познакомится с историей формирования архитектурно-паркового ансамбля, с памятниками истории и культуры, с именами выдающихся архитекторов и паркостроителей, художников, литераторов, ученых, жизнь и творчество которых были связаны с Каменным островом.
Адресована массовому читателю....

Цена:
89 руб

Административно-территориальное деление Ленинградской области. Справочник
Административно-территориальное деление Ленинградской области. Справочник
Справочник содержит сведения об административно-территориальном устройстве Ленинградской области, В нем сообщаются данные о районах, городах районного и областного подчинения, рабочих поселках и сельсоветах; приводятся все населенные пункты в алфавитном порядке с указанием их принадлежности к районам, поселкам и сельсоветам.
Книга может быть использована как справочное пособие в работе партийных, советских, административных, плановых, хозяйственных органов, научных учреждений и других, организаций....

Цена:
40 руб

Скульптурный Олимп Петербурга. Путешествие в антично-мифологический Петербург
Скульптурный Олимп Петербурга. Путешествие в антично-мифологический Петербург
С первых лет существования Петербурга в нем "поселились" античные боги и герои. Их статуи и бюсты, рельефы со сценами их деяний постепенно украшали сады и фасады особняков. Фигуры и целые группы поднялись над триумфальными арками и общественными зданиями. Весь этот "музей" античной скульптуры, залами которого стали улицы и площади, стал органической частью художественного облика города на Неве. Об античной теме в скульптурном убранстве Петербурга и рассказывает эта книга.
Издание подробно иллюстрировано. Предназначено для широкого круга читателей - учащихся, туристов и всех петербуржцев, стремящихся лучше узнать свой город....

Цена:
249 руб

Музеи и парки Пушкина
Музеи и парки Пушкина
Путеводитель по одному из замечательных пригородов Ленинграда знакомит читателей с городом, дворцово-парковыми ансамблями, с историей создания дворцов-музеев, с их экспозициями....

Цена:
63 руб

Был город-фронт, была блокада...
Был город-фронт, была блокада...
В этой книге — рассказы, стихи, газетные статьи, странички дневников, воспоминания... Можно сказать иначе: в этой книге — документы.
Стихотворение, рассказ, написанные в тяжелые годы войны, в годы ленинградской блокады, — это уже не просто рассказ, не просто стихотворение, а свидетельство очевидца. И значит — документ.
Не каждому из авторов этой книги удавалось писать в годы войны. Но память хранит все, что пережито. Строчки ложатся на белый лист бумаги, и память тоже становится документом. Авторы этой книги — солдаты и офицеры Ленинградского фронта, школьники блокадных лет, их учителя, главный механик хлебозавода и шофер Дороги жизни, военный корреспондент и блокадный почтальон... Каждый из авторов видел войну, прошел через все трудности жизни в осажденном городе, знает бомбежки и артиллерийские обстрелы, голод и промерзшие насквозь стены домов.
В иных книгах поэты и прозаики прибегают к домыслу, к вымыслу. В этой книге каждое слово — правда....

Цена:
369 руб



2003 Copyright © Санкт-Петербург Peterlife.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт
Угостить администратора сайта, чашечкой кофе *https://paypal.me/peterlife
  Яндекс цитирования