Санкт-Петербург онлайн
Юный Жорж Баланчивадзе

Юный Жорж Баланчивадзе

Императорская балетная школа, в которой учился и жил юный Жорж Баланчивадзе, функционировала почти как монастырь. Жизнь воспитанников двигалась в железном ритме и под строгим контролем; прилежание и дисциплина вознаграждались, а непослушание – даже в мелочах – пресекалось, часто с максимальным публичным унижением виновного. Вставали рано, умывались ледяной водой под огромным круглым медным чаном со множеством кранов, под присмотром наставника выходили на прогулку, а в десять часов утра начинались уроки классического танца. Затем занимались общеобразовательными предметами: литературой, арифметикой, географией, историей. Ближе к вечеру во второй раз наступал черед танцевальных занятий. Вечером готовили домашние задания и музицировали. В одиннадцать часов все укладывались спать в огромном дортуаре.

Кормили четыре раза в день за убранными белыми скатертями длинными столами; еда была сытной, разнообразной и вкусной. Есть нужно было быстро и аккуратно; эти два качества поощрялись во всем. Нужды духовные обслуживала церковь при школе. Первая молитва была перед завтраком. На Страстной неделе Великого поста воспитанники должны были говеть, исповедоваться и причащаться.

Как и его товарищи по школе, Жорж Баланчивадзе мог быть уверен в своем будущем. После окончания школы выпускникам было обеспечено место в Мариинском театре, звание артиста императорских театров, безбедное существование и ранняя щедрая пенсия. Усердно и беспорочно исполняй свою работу – и можно ни о чем другом не беспокоиться и не думать. Недаром в те времена говорили: «У балетных весь ум ушел в ноги».

Вероятно, поэтому в балетной школе строго спрашивали только на уроках танца. Уже Фокин жаловался, что история, география, языки преподавались и усваивались поверхностно: «Тогда никто из артистов не уезжал за границу, и французский язык нам казался совершенно ненужной мукой». Лопухов любил вспоминать, что Нижинского, например, выпустили из школы вообще без экзаменов по общеобразовательным предметам, так как было ясно, что он их все равно не сдаст.

Так было заведено изначально и продолжалось десятилетиями. В каждодневной рутине этого балетного монастыря была своя притягательность и логика: она гармонировала с государственным укладом снаружи школы и давала великолепные профессиональные результаты. Пока в России было тихо, тихо было и в стенах балетной школы. Но по мере расшатывания основ имперской государственности брожение начало возникать и среди танцовщиков.

Одним из первых бунтарей был Фокин, за ним потянулись и другие. Тяга к знаниям все увеличивалась, окружающий мир, пестрый и хаотичный, казался все более привлекательным. Лопухов говорил мне, что уже в 15 лет он твердо решил, что «пустым балетным человечком» не будет. «Фокин научил нас задавать вопросы, – вспоминал он. – Ведь раньше как было? Вышел на сцену, сделал свое дело – и уходи. Главное – чтобы твой пируэт вышел ладно, а зачем все это, кого ты изображаешь, – большинство этим даже не интересовалось. После Фокина танцевать бессмысленно стало стыдно».

«Разлагающе» действовали на воспитанников долетавшие из Парижа заманчивые слухи о дягилевской антрепризе. Западная Европа уже не казалась такой далекой и абстрактной. Там пользовался успехом русский балет, но не традиционный, академический, которому учили в школе, а новый, модернистский. Как вспоминала в разговоре со мной поступившая в школу в 1911 году Данилова, «всем вдруг захотелось двигаться вперед, а не пережевывать до бесконечности старое».

В балетной школе конфликт между привычной комфортабельной рутиной и раздражающими новыми веяниями извне набирал силу. Неизвестно, как бы он развивался далее и какой остроты достиг, если бы общая политическая ситуация в России продолжала оставаться прежней. Но в 1917 году страну сотрясли два сейсмических революционных шока. Первая революция смела Николая II, вторая устранила с исторической сцены русскую буржуазию. Большинство институций старого режима было разрушено. Но особенно тяжкий удар был нанесен императорским театрам: они потеряли и августейшего покровителя, и свою основную публику.

В новой катастрофической ситуации о балетной школе поначалу попросту забыли. Балетные и оперные спектакли в революционном Петрограде продолжали идти как бы в сомнамбулическом сне, по инерции, а бывший «монастырь» вдруг остался без всякого контроля. Когда-то учеников доставляли в Мариинский театр для участия в спектаклях в специальных экипажах, под строгим присмотром. Теперь же даже трамваи не ходили, и ученики добирались до театра пешком.

В один из дней поздней осени 1917 года Жорж Баланчин и его однокашник Михаил Михайлов участвовали в танцах в опере Глинки «Руслан и Людмила». В этом спектакле на сцене Мариинки появлялась несравненная танцовщица Тамара Карсавина, а одну из партий пел сам Шаляпин, легендарный бас. Горячо обсуждая их великолепное исполнение, Жорж и его приятель заговорились и не заметили, что театр давно уж опустел. Когда они вышли из театра на улицу, кругом царила темнота.

Ночной Петроград в эти дни был особенно неуютен. То там, то здесь раздавались выстрелы. Вдобавок пошел дождь. Скорчившись в своих прохудившихся черных шинелях, Жорж с Михайловым перепрыгивали через огромные лужи, чтобы окончательно не промочить дырявые штиблеты. (О гардеробе учеников школы давно уже никто не заботился.) Впереди юных танцовщиков прямо по лужам смело шагал какой-то прилично одетый господин. Эта смелость его объяснялась, вероятно, тем, что на нем были прекрасные новые галоши, блестевшие даже в темноте. Прыгая по-блошиному за шагающим напрямик господином, ребята с завистью поглядывали на эти вожделенные галоши. Внезапно один за другим загремели выстрелы, и гордый обладатель галош упал навзничь в лужу.

От неожиданности Баланчин и Михайлов бросились в разные стороны. Михайлов спрятался в подворотне ближайшего дома, куда вскоре принесли и господина в галошах. Он был ранен и громко стонал, повторяя, что рядом с ним одним из выстрелов убило мальчика в черной шинели. «Жорж!» – пронеслось в мозгу смертельно напуганного Михайлова. Он тут же побежал к месту происшествия, но там никого уже не было. Долго бродил Михайлов по близлежащим улицам, пытаясь узнать что-то у редких прохожих, но никто не мог сказать ему, куда унесли убитого мальчика.

Подавленный Михайлов вернулся в школу. «Какова же была моя радость, когда навстречу мне из нашего маленького взбудораженного муравейника бросился Жорж», – вспоминал он позднее. Оказывается, Баланчин тоже слышал разговоры об убитом мальчике в шинели и решил, что это Михайлов. Жорж тоже безрезультатно разыскивал приятеля и, обескураженный, вернулся в общежитие, где поднял на ноги однокашников рассказом о случившейся трагедии. Все были в шоке, не зная, что предпринять. К счастью, на сей раз все обошлось благополучно.

Таких или схожих драматических происшествий было теперь сколько угодно в прежде столь размеренной и упорядоченной жизни воспитанников балетной школы. И чем дальше, тем быстрее и бесповоротнее разваливался их казавшийся некогда незыблемым маленький мирок. В прошлом старательно изолированный от настоящего большого мира, теперь он зависел от любого сотрясения снаружи.

Когда голодал Петроград, голодала и школа. Когда в городе замерз водопровод, сидели без воды и воспитанники. Ни одно лишение, ни один ужас выживания в умирающем Петрограде их не миновал. Для Баланчина, как и для его соучеников, эти резкие изменения статуса и уклада должны были оказаться глубоко травматическими. Всегда с горечью вспоминавший разлуку с семьей, Жорж был во второй раз лишен комфорта налаженного быта. Он окончательно замкнулся в себе.

Правда, Баланчин попытался вновь пожить «семейной жизнью». Весной 1922 года 18-летний Жорж, женившись на прелестной 15-летней начинающей танцовщице Тамаре Жевержеевой, перебрался жить в огромную квартиру своего тестя Левкия Жевержеева в доме № 5 по Графскому переулку.



источник: Петербург - судьба и миф
История культуры Санкт-Петербурга
С.Волков


Полезные сайты:
World-Tours: Занимательная география
Россия, достопримечательности
Европа, достопримечательности
SpaceFly: Авиация мира
EducationSPB: Справочная литература




просмотров: 409
Booking.com
Search Results from Ebay.US* DE* FR* UK
Search Results from «Озон» История Санкт-Петербурга
 
Составитель Владимир Михневич Петербург весь на ладони
Петербург весь на ладони
Книга В.Михневича - это своеобразный справочник, отражающий общественную жизнь Санкт-Петербурга XIX века. В книге подробно рассказано о деятельности благотворительных и медицинских заведений, дана характеристика нравов городских обывателей, их занятий и промыслов, приведены сведения о процессе заселения и данные статистического учета жителей по языку и вероисповеданию, подробно описаны топография, климат и административное устройство имперской столицы. В основу повествования легли личные наблюдения автора, справки статистических комитетов, отчеты казенных и общественных учреждений. Издание снабжено картой и панорамой города с птичьего полета. Печатается по изданию 1874 года....

Цена:
619 руб

Чарлз Камерон
Чарлз Камерон
Книга рассказывает о выдающемся архитекторе конца XVIII - начала XIX в. Особенно известны созданные им сооружения в Павловске и Царском Селе - это Павловский дворец, парк, Храм Дружбы, Колоннада Аполлона, Вольтер, залы Большого Царскосельского дворца, Агатовы комнаты и Холодные бани, Камеронова галерея, Висячий сад и пандус....

Цена:
175 руб

Карл Росси
Карл Росси
Книга создана в связи с 200-летием со дня рождения великого зодчего, автора всемирно известных ансамблей Петербурга. Ряд материалов публикуется здесь впервые....

Цена:
269 руб

Народовольцы в Петербурге
Народовольцы в Петербурге
Книга рассказывает о возникновении организации "Народная воля", о ее деятельности, о памятных местах, связанных с нею в Петербурге....

Цена:
142 руб

Санкт - Петербург. 1000 вопросов и ответов
Санкт - Петербург. 1000 вопросов и ответов
Книга Б. К. Пукинского, построенная в форме вопросов и ответов, повествует о наиболее интересных событиях и фактах из истории Санкт - Петербурга и его сегодняшней жизни, о природных условиях региона, о памятниках скульптуры и архитектуры, которыми так богат город. Вы сможете узнать, когда и где появились в Санкт - Петербурге первые часы или фонари, сколько было в нем наводнений, где жила Пикова дама и где находятся самые молодые в городе сфинксы. Третье издание книги потребовало ее значительной переработки с учетом многих реалий нашего времени. Книга рассчитана на широкий круг читателей, желающих побольше узнать о Петербурге, о его истории и культуре....

Цена:
183 руб

Пушкинский век. Панорама столичной жизни. Книга 2
Пушкинский век. Панорама столичной жизни. Книга 2
Книга рассказывает о политических и административных учреждениях Петербурга, о его общественной и культурной жизни, об архитектурном облике города пушкинской поры, о его повседневном быте, о занятиях и нравах горожан. В очерках "Из Петербургской хроники", дополняющих основное повествование, дана история самых знаменательных дней в судьбе столицы. Книга иллюстрирована гравюрами, литографиями, рисунками и картинами пушкинской эпохи, а также фрагментами "Подробного плана столичного города Санкт - Петербурга", выполненного в 1828 году известным военным топографом генералом Ф.Шубертом. Издание снабжено адресным и топографическим указателями....

Цена:
474 руб

Музей "Домик Петра I"
Музей "Домик Петра I"
Альбом знакомит читателей с единственной в Ленинграде деревянной постройкой, сохранившейся от первых дней основания города, с экспозицией созданного здесь музея....

Цена:
119 руб

Для тебя, Ленинград!
Для тебя, Ленинград!
Ладога… В суровую пору Великой Отечественной войны по ней пролегла Дорога жизни, по которой ленинградцам доставлялось самое необходимое для борьбы с гитлеровскими захватчиками - продовольствие, оружие, резервы. Корабли флотилии на обратном пути эвакуировали раненых, больных, женщин и детей. Зимой, когда Ладога сковывалась льдом, здесь бесперебойно действовала ледовая трасса.
Автор книги, вице-адмирал В.С.Чероков, в годы войны командовал Ладожской военной флотилией. Очевидец и участник напряженных событий, он живо и интересно рассказывает о людях флотилии, их мужестве и героизме.
Книга рассчитана на массового читателя....

Цена:
79 руб

А. Н. Крюков Музыка и музыканты военного Ленинграда. По воспоминаниям и документам
Музыка и музыканты военного Ленинграда. По воспоминаниям и документам
Издание посвящено концертно-театральной жизни Ленинграда на протяжении всей блокады. Музыка звучала в политических и литературных радиопередачах, в постановках драматических и музыкальных театров города, в выступлениях фронтовых бригад. Издание рассчитано на широкий круг читателей....

Цена:
1449 руб

 План С.-Петербурга. 1901г
План С.-Петербурга. 1901г
Вашему вниманию представлена карта окрестностей С.-Петербурга 1912 г,
размер 965 х 660 мм., масштаб 1: 126 000.
...

Цена:
699 руб



2003 Copyright © Санкт-Петербург Peterlife.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт
Угостить администратора сайта, чашечкой кофе *https://paypal.me/peterlife
  Яндекс цитирования