Санкт-Петербург онлайн
Юный Жорж Баланчивадзе

Юный Жорж Баланчивадзе

Императорская балетная школа, в которой учился и жил юный Жорж Баланчивадзе, функционировала почти как монастырь. Жизнь воспитанников двигалась в железном ритме и под строгим контролем; прилежание и дисциплина вознаграждались, а непослушание – даже в мелочах – пресекалось, часто с максимальным публичным унижением виновного. Вставали рано, умывались ледяной водой под огромным круглым медным чаном со множеством кранов, под присмотром наставника выходили на прогулку, а в десять часов утра начинались уроки классического танца. Затем занимались общеобразовательными предметами: литературой, арифметикой, географией, историей. Ближе к вечеру во второй раз наступал черед танцевальных занятий. Вечером готовили домашние задания и музицировали. В одиннадцать часов все укладывались спать в огромном дортуаре.

Кормили четыре раза в день за убранными белыми скатертями длинными столами; еда была сытной, разнообразной и вкусной. Есть нужно было быстро и аккуратно; эти два качества поощрялись во всем. Нужды духовные обслуживала церковь при школе. Первая молитва была перед завтраком. На Страстной неделе Великого поста воспитанники должны были говеть, исповедоваться и причащаться.

Как и его товарищи по школе, Жорж Баланчивадзе мог быть уверен в своем будущем. После окончания школы выпускникам было обеспечено место в Мариинском театре, звание артиста императорских театров, безбедное существование и ранняя щедрая пенсия. Усердно и беспорочно исполняй свою работу – и можно ни о чем другом не беспокоиться и не думать. Недаром в те времена говорили: «У балетных весь ум ушел в ноги».

Вероятно, поэтому в балетной школе строго спрашивали только на уроках танца. Уже Фокин жаловался, что история, география, языки преподавались и усваивались поверхностно: «Тогда никто из артистов не уезжал за границу, и французский язык нам казался совершенно ненужной мукой». Лопухов любил вспоминать, что Нижинского, например, выпустили из школы вообще без экзаменов по общеобразовательным предметам, так как было ясно, что он их все равно не сдаст.

Так было заведено изначально и продолжалось десятилетиями. В каждодневной рутине этого балетного монастыря была своя притягательность и логика: она гармонировала с государственным укладом снаружи школы и давала великолепные профессиональные результаты. Пока в России было тихо, тихо было и в стенах балетной школы. Но по мере расшатывания основ имперской государственности брожение начало возникать и среди танцовщиков.

Одним из первых бунтарей был Фокин, за ним потянулись и другие. Тяга к знаниям все увеличивалась, окружающий мир, пестрый и хаотичный, казался все более привлекательным. Лопухов говорил мне, что уже в 15 лет он твердо решил, что «пустым балетным человечком» не будет. «Фокин научил нас задавать вопросы, – вспоминал он. – Ведь раньше как было? Вышел на сцену, сделал свое дело – и уходи. Главное – чтобы твой пируэт вышел ладно, а зачем все это, кого ты изображаешь, – большинство этим даже не интересовалось. После Фокина танцевать бессмысленно стало стыдно».

«Разлагающе» действовали на воспитанников долетавшие из Парижа заманчивые слухи о дягилевской антрепризе. Западная Европа уже не казалась такой далекой и абстрактной. Там пользовался успехом русский балет, но не традиционный, академический, которому учили в школе, а новый, модернистский. Как вспоминала в разговоре со мной поступившая в школу в 1911 году Данилова, «всем вдруг захотелось двигаться вперед, а не пережевывать до бесконечности старое».

В балетной школе конфликт между привычной комфортабельной рутиной и раздражающими новыми веяниями извне набирал силу. Неизвестно, как бы он развивался далее и какой остроты достиг, если бы общая политическая ситуация в России продолжала оставаться прежней. Но в 1917 году страну сотрясли два сейсмических революционных шока. Первая революция смела Николая II, вторая устранила с исторической сцены русскую буржуазию. Большинство институций старого режима было разрушено. Но особенно тяжкий удар был нанесен императорским театрам: они потеряли и августейшего покровителя, и свою основную публику.

В новой катастрофической ситуации о балетной школе поначалу попросту забыли. Балетные и оперные спектакли в революционном Петрограде продолжали идти как бы в сомнамбулическом сне, по инерции, а бывший «монастырь» вдруг остался без всякого контроля. Когда-то учеников доставляли в Мариинский театр для участия в спектаклях в специальных экипажах, под строгим присмотром. Теперь же даже трамваи не ходили, и ученики добирались до театра пешком.

В один из дней поздней осени 1917 года Жорж Баланчин и его однокашник Михаил Михайлов участвовали в танцах в опере Глинки «Руслан и Людмила». В этом спектакле на сцене Мариинки появлялась несравненная танцовщица Тамара Карсавина, а одну из партий пел сам Шаляпин, легендарный бас. Горячо обсуждая их великолепное исполнение, Жорж и его приятель заговорились и не заметили, что театр давно уж опустел. Когда они вышли из театра на улицу, кругом царила темнота.

Ночной Петроград в эти дни был особенно неуютен. То там, то здесь раздавались выстрелы. Вдобавок пошел дождь. Скорчившись в своих прохудившихся черных шинелях, Жорж с Михайловым перепрыгивали через огромные лужи, чтобы окончательно не промочить дырявые штиблеты. (О гардеробе учеников школы давно уже никто не заботился.) Впереди юных танцовщиков прямо по лужам смело шагал какой-то прилично одетый господин. Эта смелость его объяснялась, вероятно, тем, что на нем были прекрасные новые галоши, блестевшие даже в темноте. Прыгая по-блошиному за шагающим напрямик господином, ребята с завистью поглядывали на эти вожделенные галоши. Внезапно один за другим загремели выстрелы, и гордый обладатель галош упал навзничь в лужу.

От неожиданности Баланчин и Михайлов бросились в разные стороны. Михайлов спрятался в подворотне ближайшего дома, куда вскоре принесли и господина в галошах. Он был ранен и громко стонал, повторяя, что рядом с ним одним из выстрелов убило мальчика в черной шинели. «Жорж!» – пронеслось в мозгу смертельно напуганного Михайлова. Он тут же побежал к месту происшествия, но там никого уже не было. Долго бродил Михайлов по близлежащим улицам, пытаясь узнать что-то у редких прохожих, но никто не мог сказать ему, куда унесли убитого мальчика.

Подавленный Михайлов вернулся в школу. «Какова же была моя радость, когда навстречу мне из нашего маленького взбудораженного муравейника бросился Жорж», – вспоминал он позднее. Оказывается, Баланчин тоже слышал разговоры об убитом мальчике в шинели и решил, что это Михайлов. Жорж тоже безрезультатно разыскивал приятеля и, обескураженный, вернулся в общежитие, где поднял на ноги однокашников рассказом о случившейся трагедии. Все были в шоке, не зная, что предпринять. К счастью, на сей раз все обошлось благополучно.

Таких или схожих драматических происшествий было теперь сколько угодно в прежде столь размеренной и упорядоченной жизни воспитанников балетной школы. И чем дальше, тем быстрее и бесповоротнее разваливался их казавшийся некогда незыблемым маленький мирок. В прошлом старательно изолированный от настоящего большого мира, теперь он зависел от любого сотрясения снаружи.

Когда голодал Петроград, голодала и школа. Когда в городе замерз водопровод, сидели без воды и воспитанники. Ни одно лишение, ни один ужас выживания в умирающем Петрограде их не миновал. Для Баланчина, как и для его соучеников, эти резкие изменения статуса и уклада должны были оказаться глубоко травматическими. Всегда с горечью вспоминавший разлуку с семьей, Жорж был во второй раз лишен комфорта налаженного быта. Он окончательно замкнулся в себе.

Правда, Баланчин попытался вновь пожить «семейной жизнью». Весной 1922 года 18-летний Жорж, женившись на прелестной 15-летней начинающей танцовщице Тамаре Жевержеевой, перебрался жить в огромную квартиру своего тестя Левкия Жевержеева в доме № 5 по Графскому переулку.



источник: Петербург - судьба и миф
История культуры Санкт-Петербурга
С.Волков


Полезные сайты:
World-Tours: Занимательная география
Россия, достопримечательности
Европа, достопримечательности
SpaceFly: Авиация мира
EducationSPB: Справочная литература




просмотров: 369
Booking.com
Search Results from Ebay.US* DE* FR* UK
Search Results from «Озон» История Санкт-Петербурга
 
Винченцо Бренна
Винченцо Бренна
Книга представляет собой очерк-путеводитель по сооружениям, созданным в Петербурге и его окрестностях известным архитектором. С именем Винченцо Бренны в Петербурге и его пригородах связаны Михайловский (Инженерный) замок, Павловский и Гатчинский дворцы и окружающие их парки. Автор обобщает материалы, собранные его предшественниками и включает в книгу новые данные, почерпнутые в архивах. Большая часть иллюстраций публикуется впервые....

Цена:
191 руб

Монферран
Монферран
Авторы рассказывают не только обо всех сооружениях Монферрана в нашем городе, но и раскрывают на их примере эволюцию русского зодчества середины XIX столетия, показывая борьбу нового, прогрессивного с косным, отживающим, и прослеживая это на конкретных фактах, судьбах и делах исторических лиц....

Цена:
181 руб

Пригороды Ленинграда
Пригороды Ленинграда
Пушкин, Павловск, Петродворец и другие пригороды Ленинграда славятся дворцово-парковыми и усадебными ансамблями XIII-XIX вв., имеющими непреходящую историческую и культурную ценность. Книга знакомит с этапами их создания, со стилистическими особенностями произведений архитектуры, монументально-декоративной скульптуры и садово-паркового искусства. Авторы уделяют внимание и вопросам реставрации архитектурно-художественных памятников. В книге рассказывается также о современных монументах, воздвигнутых в честь В.И.Ленина, героев революции и на местах боев за освобождение Ленинграда из кольца вражеской блокады....

Цена:
345 руб

Город муз. Царское Село в поэзии
Город муз. Царское Село в поэзии
Эрих Голлербах - замечательный исследователь живописи, скульптуры, архитектуры и поэзии, работавший в 10-е - 40-е годы нашего века.
В книге ГОРОД МУЗ Э.Голлербах рассказывает о русских поэтах, для которых "отечеством" было Царское Село: Пушкине, Кюхельбекере, Анненском, Гумилеве, гр.В.Комаровском...
Автор рассматривает Царское Село как "литературный символ и памятник быта"....

Цена:
323 руб

Летний сад
Летний сад
Книга выполнена в стиле путеводителя по Летнему саду в Санкт-Петербурге. В ней кратко рассказывается об истории, скульптуре, архитектуре и других достопримечательностях этого замечательного произведения ландшафтного дизайна.
Издание иллюстрировано черно-белыми фотографиями....

Цена:
125 руб

На берегах Невы
На берегах Невы
В потоке литературных свидетельств, помогающих понять и осмыслить феноменальный расцвет русской культуры в начале XX века, воспоминания поэтессы Ирины Одоевцевой, несомненно, занимают свое особое, оригинальное место. Она с истинным поэтическим даром рассказывает о том, какую роль в жизни революционного Петрограда занимал "Цех поэтов", дает живые образы своих старших наставников в поэзии Н.Гумилева, О.Мандельштама, А.Белого, Георгия Иванова и многих других, с кем тесно была переплетена ее судьба....

Цена:
494 руб

Василеостровский район Энциклопедия улиц Санкт-Петербурга
Василеостровский район
Первое, не имеющее аналогов издание обстоятельно рассказывает об истории Василеостровского района. Он представлен как центр науки и образования, средоточие музеев, крупная промышленная зона. Раскрыты своеобразие его планировки и топонимики, специфика его населения.
Материал систематизирован в статьях по истории каждой из 85 улиц района, где даны сведения о времени их прокладки, наименовании и переименованиях, этапах развития. Впервые приводится характеристика застройки каждого участка, сведения о его жителях и владельцах. Книга содержит большое количество неизвестных прежде фактов и атрибуций и представляет интерес как для широкого читателя, так и для специалистов. Именной указатель поможет сориентироваться в разнообразном материале....

Цена:
589 руб

Северная Пальмира. Первые дни Санкт-Петербурга Palmyra of the North: The First Days of St. Petersburg
Северная Пальмира. Первые дни Санкт-Петербурга
Дух Петербурга XVIII века - архитектура знаменитых дворцов, живопись, театр, декоративно-прикладное искусство, быт и пристрастия монархов и важных сановников - все, чем живы слава и величие этого города, в центре внимания автора, который не забывает уделять внимание и повседневной жизни горожан. Сопроводив собственные впечатления от знакомства с историческими памятниками города курьезами, историческими анекдотами, Кристофер Марсден ярко, оригинально, хотя и несколько субъективно, воссоздает реалии петербургской жизни той эпохи....

Цена:
149 руб

Июнь 1941 - май 1945. О подвиге Ленинграда строками хроники
Июнь 1941 - май 1945. О подвиге Ленинграда строками хроники
Документы и материалы периода Великой Отечественной войны воссоздают картину бессмертного ратного и трудового подвига Ленинграда, многогранной деятельности Ленинградской партийной организации. В книге показаны организующая и направляющая роль Центрального Комитета ВКП(б), помощь Государственного Комитета Обороны, Совета Народных Комиссаров СССР осажденному городу Ленина и его защитникам.

Созданная на основе архивных документов, большинство из которых публикуются впервые, книга представляет интерес для массового читателя....

Цена:
273 руб

А. Г. Митрофанов Невский проспект
Невский проспект
Невский проспект воспет писателями и поэтами как никакой другой проспект России. А вероятнее всего, и мира - статистику никто не подводил.
Не обязательно читать всякие специфические исторические фолианты, чтобы понять - чем именно был тот проспект в различные эпохи своего существования. Достаточно быть человеком начитанным, любить художественную литературу и проводить за книгою хотя бы несколько часов в неделю.
Вы никуда не денетесь от Невского проспекта и помимо своей воли станете специалистом в его истории (как и в истории России вообще).
Его летопись - сплошной светский журнал. Здесь Иван Тургенев познакомился с Полиной Виардо. В этой кофейне Пушкин выпил лимонаду, прежде чем отправиться на свою последнюю дуэль. В том дворце на бал к царю такому-то съезжались те-то, те-то, те-то. И так далее, так далее, так далее.
Мы не стремимся объять необъятное и рассказать обо всех домах Невского. Затронем лишь то, что покажется нам самым важным для облика этого места. В первую очередь это, конечно, кафе, рестораны, гостиницы и магазины - словом, главные соблазны главной улицы главного города России. Но и не только они....

Цена:
252 руб



2003 Copyright © Санкт-Петербург Peterlife.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт
Угостить администратора сайта, чашечкой кофе *https://paypal.me/peterlife
  Яндекс цитирования