Охота & Рыбалка
В рай - со своими шкурами?!

В рай - со своими шкурами?!

Знаменитый офтальмолог Святослав Федоров настоял, чтобы центры микрохирургии глаза были оформлены произведениями хабаровского художника

 

В творческой мастерской художника Николая Акишкина царил полный хаос, когда мы туда пожаловали. Шкуры, кости, черепа, рога диких животных, или, как выражается сам Николай, отходы охотничьего производства, составляют неотъемлемую часть интерьера святая святых художника, поэтому беспрепятственно пройти по мастерской просто невозможно.

 

Впрочем, я где-то слышала, что так и должно быть: беспорядок у художников в порядке вещей: люди работают, сидят в своих мастерских днями и ночами - о каком блеске может идти речь?

 

Сам хозяин, с таким же творческим хаосом на голове, встретил нас по-простецки: считайте, что вы дома. В этот день Акишкин устроил поминки по своей работе. Шесть лет он занимал должность председателя Союза художников, а сейчас решил уйти по собственному желанию.

 

- Убийственная работа, я вам скажу, - говорит Николай, а сам смеется. - Зарплата мизерная, а есть что-то надо. По ночам приходилось вкалывать в мастерской. В творчестве неважно, какую должность занимаешь. Хочется творить, а не бумажки подписывать.

 

Акишкин творит в оригинальной манере. Все эти шкуры не случайно у него в мастерской находятся. Будучи заядлым охотником, из этих отходов диких животных он делает панно, каких больше никто в Хабаровском крае делать не умеет. Части камуса (лапы), шкурок, черепов, костей соединяет вместе в причудливый абстрактный рисунок и оформляет рамкой.

 

- Вы только посмотрите, какая красота, - Николай показывает шкурку головы селезня. - Какие цвета, какой блеск и какая неповторимость!

 

Увлечение панно пришло еще в педагогическом институте, где он учился на худграфе. Акишкин выписывал самые разные журналы, пытался освоить все виды художественного мастерства. Внимание остановилось на гобеленах. Чтобы научиться их ткать, начал изучать прикладное искусство малых народностей. Так и родилась идея делать панно.

 

- На четвертом курсе надо было защищать диплом. Мой руководитель дипломной работы уперся: делай, говорит, из своих шкур хотя бы сумочки, а это непонятно что. На дворе был коммунизм, абстрактное искусство на дух не переваривалось. Я настаивал на своем. Руководитель от меня тогда отказался. Хорошо, что нашелся другой, который к моему искусству отнесся лояльно. Видимо, понравилось.

 

А после института Акишкин уже и не собирался от своей идеи отказываться, стал совершенствовать свое мастерство, пытался соединить несоединимое, к примеру, мех и металл, от плоского панно перешел к объемному, от маленьких к большим. А когда почувствовал, что в этом деле вполне преуспевает, рискнул отправить свои работы на выставку в Москву. Был на седьмом небе от счастья, когда ему присвоили престижную по тем временам премию ЦК комсомола. Надо же, никому не известного молодого художника из дальневосточной глубинки не только заметили в Центральном выставочном зале, а еще и наградили.

 

- Я вылетел в столицу, и мне вручили 500 рублей - в 70-х годах большие деньги. Мы, конечно, пытались их пропить на радостях, но в ресторан тогда без галстуков не пускали. Нашелся один художник Веселов, сейчас он уже академик, который всей нашей толпе предложил отпраздновать событие где-то в подвале. Так мы три дня вповалку лежали, а сколько колбасы было! Жена до сих пор не знает про те мои деньги - представляете, все эти годы я молчу как рыба. Зато потом дирекция выставки купила мои работы за три тысячи рублей. Что вы, я стал богатым человеком. Гордился собой еще долго.

 

Но особая гордость обуяла Акишкина, когда его панно заинтересовался сам Святослав Федоров. Так судьба свела художника и знаменитого офтальмолога. В Хабаровске начинали строить уникальный центр микрохирургии глаза. К Акишкину в гости пожаловал заместитель директора. Как они на него вышли, Николай Сергеевич не знает и по сей день.

 

- Мне предложили оформить строящийся центр. Якобы Федоров долго искал вариант оформления. Стандартное вроде как не хотел, ему приглянулись мои панно. Я пытался пояснить, что мое искусство непопулярное, меня ругают. А тут еще съездил на строительство центра в Северный, совсем спасовал. Строили центр финны. Ходили по площадке чистенькие, ухоженные, все блоки им приходили из Финляндии в целлофановой упаковке, жили в аккуратных финских домиках, в которых пахло хвоей. Понимаете, не перегаром, как в наших вагончиках, а хвоей. Ну, думаю, куда я в такой рай - со своими шкурами. Но потом решил попробовать.

 

Акишкин сделал три панно, над которыми работал целый год. Его работы были рассчитаны на пять лет, а висят до сих пор. Николай этим фактом гордится. Если по сей день не сняли - значит не нашли замены. Заплатили ему тогда 9000 рублей.

 

- Представляете, два "Жигуля"!

 

А потом Святослав Федоров пожелал лично встретиться с художником.

- Я опешил. Деньги мне заплатили, работы понравились. Мне тот самый заместитель директора говорит: "Ты соображаешь, раз сам Федоров хочет тебя видеть, значит так надо".

 

Знаменитого офтальмолога Акишкин впервые увидел в холле центра. Ожидал, что Федоров подойдет к нему, прихрамывая, ведь вместо одной ноги у хирурга был протез. Но ожидания Николая не оправдались. Федоров сбежал с лестницы вниз с такой легкостью, что молодой бы позавидовал. Акишкина пригласили прокатиться на теплоходе. Там его познакомили с другими директорами центров микрохирургии глаза - Иркутского и Новосибирского. Святослав Федоров пожелал, чтобы панно художника украшали все его заведения. Но Акишкину не хватило бы времени оформить все центры. Остановились на Новосибирске.

 

Полгода Николай Сергеевич корпел над диптихом (это когда сплошной линией идет одна часть панно, а вторая отдельно от нее).

 

- Свои работы я отправил в Новосибирск, сам оформлял контейнер. Жду, а в ответ тишина, уже все сроки прошли. По радио объявляют, что какой-то товарняк с рельсов сошел. Я испугался, на свой страх и риск вылетаю в Новосибирск. И с трудом отыскиваю свой контейнер на товарной площадке, по выбоине узнал. Потом меня на открытие центра пригласили. Там я познакомился с женой Федорова. Очень красивая, яркая женщина. Рассказывала мне, как медвежатину готовят.

 

Сейчас Акишкин вынашивает новые идеи. Хочет заняться костепластикой - делать работы из костей диких животных. Когда мы уходили, собирался в новый долгий поход - в тайгу, к друзьям-охотникам.

"Амурский Меридиан", г.Хабаровск 24.04.2002 г. Юлия Рудакова


просмотров: 1269
Телескопическое удилище SHIMANO ALIVIO SLIM TE GT 270 H ( 2.70м; 30 - 60гр ) ALVSLTEGT27H
Серия не дорогих универсальных телескопических удилищ.
3 500 руб.
Телескопическое удилище SHIMANO ALIVIO SLIM TE GT 270 M ( 2.70м; 10 - 30гр ) ALVSLTEGT27M
Серия не дорогих универсальных телескопических удилищ.
3 350 руб.
Телескопическое удилище SHIMANO ALIVIO SLIM TE GT 270 XH ( 2.70м; 40 - 80гр ) ALVSLTEGT27XH
Серия не дорогих универсальных телескопических удилищ.
3 750 руб.
Search All Amazon* UK* DE* FR* JP* CA* CN* IT* ES* IN* BR* MX
Search All Ebay* AU* AT* BE* CA* FR* DE* IN* IE* IT* MY* NL* PL* SG* ES* CH* UK*
Search Results from «Озон» Рыбалка и охота


2003 Copyright © Peterlife.ru и компания Мобильная Версия v.2015 Мужской клуб. Охота & Рыбалка. Баня & Сауна. Хобби. Грибоводство. Кролиководство. Голубеводство. Походная энциклопедия. Ювелирное дело. Кладоискательство. Стройка и ремонт. Криминалистика. Книги онлайн. Обзоры товаров в магазинах. Gaming. Знакомства. Энциклопедии и справочники. Интересные статьи. Анонсы, пресс-релизы. Скидки, бонусы. | Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт. | Партнёрская программа для магазинов и вебмастеров. | Купить скрипты Nevius. | PR Продвижение сайтов. | Купить хостинг Санкт-Петербурге.
  Яндекс цитирования